Урожай (Сигвальд Годи)

Урожай

День осеннего равноденствия — один из двух моментов в году, когда силы вечно борющихся дня и ночи, лета и зимы, жизни и смерти на миг становятся равны. Весной это происходит из-за крепнущего лета, побеждающего зиму. Теперь настает время противоположного состояния. Земля уже принесла свои плоды, и теперь силы жизни покидают ее, уступая побеждающей Зиме. День осеннего равноденствия в 2011 году — 23 сентября.

Осеннее равноденствие знаменует переход от лета к зиме. В сельскохозяйственном цикле, определявшим ритм жизни наших предков, это означает смену деятельности: окончание сбора урожая и подготовку к зимним занятиям. В более широком смысле это окончание внешней работы (вне дома, в поле) и начало внутренней (в доме). Все, что можно было сделать для заполнения закромов, уже сделано богами и людьми, результат работы уже налицо и его не изменить. Время радоваться успехам или извлекать уроки из неудач. Так или иначе, верным своему долгу и чтящим богов есть за что благодарить их.

В мифологии этот момент описывается двумя известными сюжетами: это похороны Бальдра и похищение яблок богини Идунн. Бальдр, представший перед богами в самом расцвете своих сил, был убит — в годовом цикле это точка середины лета. Он умер, и боги устраивают ему торжественные похороны — это можно рассматривать как точку прощания с летом, день осеннего равноденствия. В описании похорон Бальдра в «Младшей Эдде» упоминается карлик, чье имя Лит переводится как «цветной». Этот карлик сгорает в погребальном костре Бальдра, подобно травам и цветам, увядающим и высыхающим, теряя свою летнюю красоту.

В другом мифе мы видим, как боги лишаются источника своей вечной молодости — чудесных яблок богини Идунн, и начинают стареть.

В этих двух мифах отражен процесс, происходящий в живой природе: травы, цветы и деревья увядаюи и высыхают, их летняя красота сгорает. Природа стареет, готовясь к скорой смерти. Бальдр на погребальном костре, смерть побеждает, зима наступает. Но мы готовы встретить ее, успев вырастить и собрать урожай своих побед, успехов и всего прочего, что поможет нам дожить до следующего лета. Время благодарить богов лета за помощь в этом. И проститься с ними до весны.

Праздник, посвященный окончанию сбора урожая (концу плодородного года) распространен в Европе до сих пор. В Германии это знаменитый Октоберфест, превратившийся ныне в пивной фестиваль. В Бельгии это «праздник длинной колбасы», указывающий на традицию осеннего забоя скота. В дохристианские времена у славянских народов этот праздник именовался Спожинки (окончание жатвы), у кельтов — Мабон.

Историческая дата праздника варьировалась в зависимости от местности, ее климатических особенностей и, как следствие, особенностей сельскохозяйственного цикла. Иными словами, в разных местах сбор урожая заканчивался в разное время, поэтому в качестве унифицированной даты праздника Урожая современные Асатруа выбрали день осеннего равноденствия, который, как описано выше, как нельзя более подходит для этого момента в годовом цикле.

Один из наиболее распространённых среди германских народов обычаев, связанных с урожаем – обычай оставлять Последний Сноп. Обрядность при этом весьма изменчива. В некоторых областях Дух Зерна или Существо Зерна, как считается, обитают в снопе и должны быть изгнаны, или пойманы со всей осторожностью, связаны и принесены в дом. В Ютландии (Jutland, Дания, Германия) когда Последний Сноп связан, народ говорит “Мы схватили зайца”, в Фюне (Fyn, Дания) и Зеландии (Zealand, Дания) говорят о “ловле лисы” или “выгнанной лисе” (Троельсен, “Северная крестьянская религия”, стр.72 (Troelsen, Nordisk Bondereligion, p. 72)); Де Врис (de Vries) приводит сходные многочисленные примеры (“Вклад в изучение Одина, особенно в его связи с сельхохозяйсвенными практиками в современных народных верованиях” (Contributions to the Study of Othin, Especially in his Relation to Agricultural Practices in Modern Popular Lore)), как, например, голландский обычай мастерить фигурку зайца из травы и цветов в конце сбора урожая и выбор мальчика, который во время действа играет роль зайца и через некоторое время позволяет себя поймать (стр.15).

В других местах «Дух Зерна» почитался как сверхъестественный в человеческой форме и отождествлялся с реальной личностью во время срезания последнего снопа. Этим человеком может быть работник, который совершает последний взмах серпа, или женщина, которая связывает последний сноп, посторонний, случайно проходивший мимо или даже сам хозяин. (Де Врис, “Вклад в изучение Одина”, стр.17). Де Врис приводит Ютландский обычай выбора девушки, которая должна станцевать танец Последнего Снопа с соломенной фигурой в форме человека (сделанной из колосьев, что были отгружены последними), которая называется её мужем, или девушки, которая должна сыграть свадьбу со “Стариком”. Это, как он предполагает, было изначально жертвоприношением, в котором девушку убивали как “невесту Старика”, затем позднее это, возможно, “было табуировано посредством её мистической связи с демоном зерна и в последствии она стала рассматриваться как вдова”(стр.18 ). Троельсен упоминает, что тот, кто вяжет Последний Сноп, является мишенью недобрых шуток, и что девушка, которая его связала, должна принести этот сноп домой, повесив на шею и танцевать с ним на празднике урожая (“Северная крестьянская религия”, стр.70). В “Драконах Рейна” (Dragons of the Rhine) Диана Паксон (Diana Paxson) изображает выдуманное, но основанное на традициях и исполненное вдохновения, изменение ритуала сбора урожая, в котором Зигфрида привязывают к Последнему Снопу и крестьяне с косами угрожают ему. Хагано (который одноглаз и появляется в тёмном плаще и широкополой шляпе) затем выкупает его обещанием эля для жнецов.

В Швеции и Дании Последний Сноп, предположительно, оставлялся для лошади Одина. Северное Германское заклинание Последнего Снопа, записанное в 1593г. Николаусом Грисе (Nicolaus Gryse) как песня, исполняемая жнецами, танцующими вокруг Последнего Снопа (“Водан, даём нунче фураж для твоей лошади. В этом году чертополох и тёрн, - в следующем году лучшее зерно”) упомянуто в теме “Йоль” там, где обсуждалась связь между Дикой Охотой и плодородием полей. В Германии Последний Сноп так же отдавался демону, которого называли Воде (Wode), Вольд (Wold) или Вауль (Waul). Де Врис сначала оспаривал связь между Воданом, Дикой Охотой и обрядностью Последнего Снопа (“Вклад в изучение Одина…”, 1931), особенно сомневаясь в тождестве Воде/Ваудля (Waudl) и Водана, но позднее его мнение значительно изменилось (“Водан и Дикая Охота”, 1968? (Wodan und die Wilde Jagd, 1968?)). По более поздней народной традиции Последний Сноп оставляют “для птиц”, также упоминается, что “в Геллерупе (Gellerup, Дания)…оставлялся небольшой несжатый участок для птиц, зверей и ниссе (nissen, домовых). Здесь “Unsjæger” (Охотник Одина) появляется, когда зерно сжато” (Троельсен, “Северная крестьянская религия”, стр. 71). В большей степени искаженные (и, похоже, более древние) формы этого имени появляются в Германии: в Мекленбурге (Mecklenburg,Передняя Померания) Последний Сноп оставляют на корм для лошади “де Ваура” (de Waur ), в Гросс-Требове (Gross-Trebow) его устанавливают для “Волка, как корм для его лошади”. Древнейшее упоминание об этом обычае исходит из южно-немецкого госреестра (ок. 1350-90гг., South German Statsregister), в котором упоминается оствление "Wutfuter" или “фуража Вода” (Ян, “Обычаи жертвоприношения в Германии”, стр. 164 (Jahn, Deutsche Opfergebräuche, p. 164)). В Баварии Последний Сноп оставлялся для "Waudlhunde" (маленькой cобаки Вода?) вместе с пивом, молоком и хлебом, это существо должно было явиться и съесть подношение через три ночи. “Ваудльхунде” вполне можно рассматривать как чёрных псов или волков, что сопровождают Дикую Охоту, или, возможно, как самого Водана в волчьей форме. В северной Германии сам Последний Сноп называется “Волк”, в чём Ян видит искажение имени “Водан”, иногда он делается в форме волка, украшенного цветами и зелёными побегами, которого ставят в поле (стр. 178-79).

В Германии было общепринято связывать Последний Сноп в Вауль-Столб (Waul-staff), украшенный лентами и цветами, сам Сноп мог бы называться “Воде” (Wode) и рассматриваться иногда как воплощение бога. Жнецы затем танцевали вокруг Воде кольцом, призывая его в заклинаниях, таких как заклинание Последнего Снопа. Ян предполагает, что, некогда каждый из присутствующих получал часть Последнего Снопа, что бы подвесить её над дверью как священный символ (“Обычаи жертвоприношения…”, стр.170). В Нидерпоринге (Niederporing, Германия, Бавария) Последний Сноп делался в виде большой соломенной куклы мужчинами, пока женщины собирали цветы, что бы украсить фигуру, он получал имя Освальд (Aswald,. Ас+Владыка, желающие могут предположить, что это имя, возможноно, выводится из или замещает более ранее *Ansuz-Wodanaz), и они все благодарили его за добрую жатву без бед. В других частях Нижней Баварии жнецы завязывают узел (не пользуясь левой рукой вовсе) вокруг трёх стоящих колосков, говоря “Это для Освальда” (“Обычаи жертвоприношения…”, стр.175).

Несколько яблок из урожая фруктов также оставлялись висеть для "der Wod". В районе Радденфорта (Raddenfort) и Котерхагена (Katerhagen) в Померании последнее яблоко или груша оставлялось для “погодной девы” (англ. weather-maiden). Ян упоминает, что кости и различные части жертвенных животных, подобно останкам всех германских жертв, рассматривались как могущественные талисманы, и часто клались в полях для удачи с урожаем. (стр.230).

Вместе со Стариком Старуху (то есть Землю?) так же почитали в это время. Последний Сноп назывался Старухой в Дании (де Врис, “Вклад в изучение Одина…”, стр.17). В Нортумберленде (Northumberland, Англия) Последний Сноп назывался “Жатвенной Королевой” (англ. harvest Queen) (Вистлер, “Английские Праздники”, стр.188 (Whistler, The English Festivals, p. 188)). Наряду с Воде мы встречаем Фру Годе (Fru Gode) или Фру Гайен (Fru Gauen), которым часто оставляли Последний Сноп в Северной Германии. Гримм предпочитает читать это имя как сохранившийся архаичный мужской титул “Фро” (Fro) вместо женского “Фрау” (Frau) или “фру”( fru), интерпретируя данное божество скорее как “Фро Воде/Водан” (Fro Wode/Wodan), чем “Фрау Воде/Водан” (Frau Wode/Wodan) (“Тевтонская мифология”(Teutonic Mythology, pp. 252-53)). Это вопрос личного выбора, хотя, поскольку у нас есть женские предводители Дикой Охоты, так же как и различные предводители-мужчины, и так как Земля – главная сила, дарующая урожай, не кажется невероятным, что бы она (одна из многочисленных невест Водана!) было среди тех, кому отдается Последний Сноп. Ян приводит немецкое заклинание: : "Wir gebens der Alten, / Sie soll es behalten. Sie sei uns im nächsten Jahr / So gut, wie sie es diesmal war" (Мы отдаем это Старой, /Она должна взять это. Да будет она к нам в следующем году так же добра, как была в этом (стр. 183)). Те, кто хотят, могут изменить посвящение Последнего Снопа в этом обряде из дара Водану в дар Старухе.

В статье использованы материалы книги "Our Troth", Квельдульв Гундарссон и К. Перевод: Tradis

Обряд праздника Урожая

Основные обрядовые элементы праздника Урожая — это Последний Сноп, гора лучших плодов прошедшего лета, поедаемая на жертвенном пиру, и похороны Бальдра. В качестве Бальдра в общине «Рагнар» обычно выступает Майское Дерево (Майский Шест), установленный на капище во время праздника Вальбурга (Майского Дня) и простоявший на ней все лето как символ плодородия.

Община собирается на капище, вокруг Майского Дерева сложенного рядом с ним костра. У каждого в руках плоды лета: хлеб, пироги, фрукты, колбасы, пиво и т. п. Рядом накрыт большой праздничный стол.

1. Годи или его помощник проводит обряд освящения места Молотом Тора

2. Годи говорит:

По завету предков, как в древние времена, мы собрались в священном месте в священный день равноденствия. Сегодня мы прощаемся с летом, благодаря богов за тот урожай, что удалось собрать каждому из нас. Люди, верные древнему обычаю, собрались здесь, чтобы быть свидетелями момента, когда лето передает власть над нашей землей холодной зиме, и принять участие в нем. Боги Асгарда! Взгляните на нас, стоящих здесь! Приветствуйте свой народ! Пусть огонь укажет путь тем, кто должен стоять в одном кругу с верными! (зажигается костер)

3. Годи наполняет рог и приветствует богов:

Славьтесь, Асы! И Асиньи, славьтесь!
Ночь, и дочь Ночи, Великая Эрда,
День, и с ним Сунна, Мидгарда слава!
Славлю я Ванов, и жен Ванахейма,
Духов земли, охраняющих пашни,
Щедро дарующих груз урожая!
Славьтесь, Дисы, мудрые матери!
Валькирии, норны, великие с меньшими,
Фюльгьи и предки, память хранящие!
Славлю я Альвов, свет Льёссальвхейма,
Двергов древнейших в горных чертогах,
Альвов, сокрытых сенью курганов
Славьтесь, силы, узы кующие!
Чаромогучие, славьтесь, победные!
Взгляните негневно и путь освятите наш,
Мудрость даруйте в делах и решеньях!

Годи отпивает из рога и возливает богам в костер. Рог передается по кругу. Каждый представляется традиционным именем и произносит приветствие одному из богов/богинь, кому считает нужным. Все остальные поддерживают приветствие криками «Хейл!». В конце круга рог возвращается Годи. Тот приветствует всех и выливает остатки в костер.

4. Годи поднимает Последний Сноп и говорит:

Во время праздника Фрейфакси мы принесли в жертву Первый Сноп. Теперь же время Последнего Снопа и мы отдаем его богам и духам земли! (сноп может быть вынесен в поле, водружен в центре поляны или брошен в костер).

Годи наполняет рог и говорит:

Пусть каждый принесет плоды своих трудов в дар богам!

Рог пускается по кругу. Каждый, получающий рог, произносит речь, в которой он благодарит богов за успехи, которых удалось добиться в течение лета, и в качестве дара приносит свидетельства этих успехов (плоды с грядки, выпечка собственного изготовления, то, что может говорить о профессиональных и прочих успехах либо подношение в благодарность за них). Выпивая, передает следующему. В конце круга рог возвращается Годи. Тот выливает остатки в костер.

 

5. Годи наполняет рог и говорит:

Настал день, когда мы должны проститься с уходящим летом. Мы прощаемся с великолепным Бальдром, убитым в расцвете своих сил. Он остается в Хель, и нет надежды вернуть его, как и нет на свете силы, которая могла бы вернуть теплое лето. Славься, Бальдр, сын Высокого! Мы прощаемся с тобой! Славьтесь, боги лета! Пусть ваша сила не покидает нас холодной зимой!

Рог пускается по кругу. Каждый, получающий рог, благодарит и прощается с тем из богов плодородия, с кем считает нужным. Выпивая, передает следующему. В конце круга рог возвращается Годи. Тот выливает остатки в костер.

Тем временем Годи с помощниками вынимают из земли Майское Дерево, поднимают его на плечи и проходят трижды вокруг костра. Процессия может сопровождаться музыкой и печальными песнями

6. Годи говорит:

Так заповедано богами, что за летом приходит зима, а после нее лето возвращается. Бальдр ушел в Хель, но из года в год он рождается вновь. Боги лета возвратятся после холодной зимы. Жизнь вернется, Бальдр родится вновь и Сунна вновь поедет по небу вверх, а не вниз, как сейчас. Но всему свое время. А сейчас время чествования даров лета и тех, кто их собирал! Несите плоды!

Все участники обряда берут то, что они принесли и, пронеся над огнем обрядового костра, складывают на краю стола большую гору из продуктов, приготовленных для пира. Годи прячется за этой горой и спрашивает: «Видно ли меня?». Все отвечают, что видно, Годи требует доложить еще. Спросив второй раз и снова получив ответ «Видно!» он требует сделать гору еще выше. Наконец, когда Годи действительно не станет видно за горой, на его вопрос «Видно ли меня?» все отвечают «Не видно!». Он отвечает на это «Ну дай боги, чтобы и в следующем году не видно было!», выходит из-за горы и разделяет ее между всеми присутствующими, уже рассевшимися за столом. После этого он занимает место во главе пира.

7. Кравчий наполняет рог и, пронеся его через огонь обрядового костра, подносит его Годи. Тот произносит речь:

Каждый из нас славно потрудился этим летом! Каждому есть чем похвастаться и за что благодарить богов. Наш стол ломится от яств, а значит у нас есть чем встретить и прожить зиму! Пусть же у нас будет и чем ее проводить! Пусть пир будет веселым, кубки — полными, боги — благосклонными, удача — доброй, народ — здоровым, зима — короткой (и т.п.) Долгих лет в мире!