Дикая Охота: фольклор

Дикая Охота: фольклор.

От составителя:

Фольлор, былички, байки, сказки на ночь — жанр «низкий» по сравнению мифологией, но иногда он остаётся её последним прибежищем. Истории про Дикую Охоту до нас дошли только в источниках второго тысячелетия нашей эры, и до сих пор строго не доказано, что сюжет о мчащейся в ночи Охоте и её всадниках-духах присутствовал в древнейшей северной или германской мифологии. Скорее всего, такие народные полу-сказки, полу-былички — переосмысление сказаний об Одине, валькириях и эйнхериях в раннее и позднее средневековье. Возможна и некая связь с мифологией кельтской, где  предания об охоте обитателей холмов с их необычными красноухими псами могли трансформироваться в ночные страшилки завоевателей острова — саксов, англов или, позднее, норманнов. Они бы упали на подготовленную почву: в «Эдде» и сагах есть немало сюжетов и образов, перекликающихся с позднейшими представлениями об Охоте: ночная скачка Свавы с подругами из «Песни о Хельги сыне Хьёрварда» (направленная на благо — «с грив их [коней] спадала роса на долины, град на леса, урожай обещая»); приезд погибшего Хельги к любимой в сопровождении мертвых воинов Валхаллы («Вторая песнь о Хельги убийце Хундинга»); мчащиеся валькирии из последней строфы «Песни Валькирий» (хотя смысловая нагрузка самой «Песни» — создание девами Одина «ткани битвы»); скачка «человека на сером коне» с головнёй в руках из «Саги о Ньяле», где всадник предсказывает гибель семьи Ньяля в пламени. И, наконец, близок к Охоте образ тёмных дис, «женщин в чёрных одеждах, скакавших с севера», которые настигли и погубили в осеннюю ночь Тидранди («Прядь о Тидранди и Торхалле»). Правда, только в последнем случае гости из Иного мира претендуют на жизнь смертного, что является, однако, не Охотой, а жертвоприношением, поскольку в «Пряди» хранительницы рода забирают одного из членов семьи, зная, что род вскоре сменит веру. Лишь когда в древних богах стали видеть демонов, вестники иномирья превратились в угрозу и воплощение ужаса — независимо от прежнего отношения к ним.

Связь Дикой Охоты (Wutendes Heer) с Одином/Воданом, культом мёртвых, процессиями ряженных, призванными обеспечить плодородие полей, более чем подробно описана исследователями. Иногда, вероятно в позднейших, переосмысленных, рассказах во главе Охоты стоит анонимный Дикий Хозяин, христианский Дьявол или персонажи местных преданий (Теодорих Великий, Френсис Дрейк, местный рыцарь, дама или священник, наподобие Дандо). Основные мотивы Охоты: мчащаяся по небу кавалькада смертельно опасна для путников и охотится на людей (или других существ), может свести с ума, карает за нарушение запрета (смотреть, стоять, идти по краю дороги, открывать дверь, передразнивать крики), предвещает бедствия, но и может неожиданно помочь (чаще после встречной помощи или испытания), или даже, проявляя себя с благой стороны, наделяет потерявшегося странника едой и питьём. Иногда едет Охотник один с собаками (священник Дандо и его псы в Англии, фрау Годе и её свора в Германия), иногда в небесах мчится целая процессия, порою даже с повозками или каретами. В случае местных персонификаций основным мотивом становится кара за грехи  (гордыня, жестокость или страсть к охоте в запретные дни, неосторожное пожелание). Предводительницей может быть женщина (фрау Годен и т.д) или пара (Сигурд Свейн и Гуро-Рисса в Норвегии). Иногда видят Охотника безголовым, но с рогом и в плаще. Иногда, наоборот, всадник мчится на черной безголовой лошади, с охотничьим хлыстом в одной руке и охотничьим рогом в другой; лицо его упрятано в воротник, и сквозь ветер он кричит  «Хохо, хохо!»; перед ним и за ним движется множество женщин, охотников и собак. Состав Охоты в средневековых источниках — псы или духи, мертвые грешники или некрещеные дети и те, «кто не заслужил ни рая, ни ада», дьявольские силы или выехавший на охоту эльфийский двор. Собственно,  разница между народом холмов и духами мертвых всегда была весьма расплывчата,  и те и другие — по ту сторону от мира людского. Неудивительно, что рассказы об Охоте и Охотнике тесно переплелись с мотивами рассказов о фейри: о подменышах (как заставить фейри проговориться, начав странное дело), о дарах фейри (которые вовсе не то, чем  кажутся), с рассказом об охотящемся за женщинами-фейри великане, который может поделиться тушкой со встречным. Последняя тема, что интересно, встречается и в Карпатах — великан-чугайстр охотится за мавками, русалками лесными и полевыми. Однако само представление о Дикой Охоте у славян практически не известно (кроме отдельных заимствований на смежных территориях).

Ниже приводится несколько народных историй из германских и скандинавских земель, посвященных отдельным типичным или, наоборот, менее известным эпизодам и персонажам Охоты.

 

Кавалькада короля Херлы (Англия)

Король Херла раз был приглашён на свадьбу дверга в горе. Праздник оказался великолепным, а по окончании королю подарили коней, псов и охотничьи копья. Когда же король уезжал, хозяин усадил ему на седло ищейку и наказал, что бы ни он, ни его свита не спешивались, пока не спрыгнет собака. Но вернувшись домой, Херла узнал, что его не было две сотни лет, хоть и казалось ему, что пробыли они в горе всего лишь ночь. Один из людей короля сошёл с седла и обратился в прах, едва коснувшись земли. С тех пор король и его люди всё едут сквозь ночи, ожидая, пока не соскочит наземь пес двергов, и так будет до последнего дня мира.

Источник: Henderson, William. "The Gabriel Hounds" and "The Wild Hunt," Notes on the Folk Lore of the Northern Counties of England and the Borders (London: Longmans, Green, and Company, 1866), взято с сайта профессора Питсбургского Университета Д.Л. Эшлимана (D. L. Ashliman) (http://www.pitt.edu/~dash/huntsman.html)

 

Охота датского короля

Некогда жил на севере Ютландии в Хьорринге (Hjørring) король, правивший областью Вендсюсла (Vendsyssel). Более всего он любил охоту, христианской же верой пренебрегал. Раз в воскресенье, когда в церкви шла служба, король Йон охотился неподалёку. Собаки его загнали в церковь зайца и разорвали у алтаря. Затем и сам король въехал в церковь, желая подобрать добычу. Священник был очень рассержен и пригрозил гневом небес, но король сказал, что если он сможет охотится здесь и после смерти, пусть прочие слушают службу и получат его место на небесах. И забрав добычу, он выехал из церкви. Через некоторое время король умер, но не обрёл покой, и ясными летними вечерами мчится по воздуху в сопровождении псов. Звуки его охоты часто слышатся и считается, что не к добру встретить его в одиночку.

Ещё о короле Йоне рассказывают, что если двери в доме расположены по прямой друг против друга, то у него и его псов есть власть войти в дом. Так он раз явился на хутор на Хьортенес (Hjortenaes) и спросил у хозяина, что у того найдётся для них. Тот привёл им большого свирепого быка, которого голодные гости и съели до последнего куска. На прощанье король Йон сказал хозяину, что того ждёт отныне удача со скотиной, и так оно и было: коровы его после того часто приносили по два телёнка.

Так же отблагодарил король и женщину из Свендструпа (Svendstrup [Svenstrup?]), варившую на рассвете пиво к Рождеству в пивоварне, где двери располагались одна напротив другой. Неожиданно к ней подбежали три собаки и стали лакать из посуды, она же догадалась, что это собаки короля Йона, и решила , что лучше подружиться с ними. Она погладила их, приговаривая: «Бедняжки...». Псы убежали, но когда женщина вышла из помещения, она нашла золотую подкову за одной из дверей.

Источник: William A. Craigie, Scandinavian Folk-Lore: Illustrations of the Traditional Beliefs of the Northern Peoples (London: Alexander Gardner, 18960), взято с сайта профессора D. L. Ashliman

 

Саксонский Охотник

В Саксонии жил в давниее времена богатый и могущественный принц, который любился охотиться более всего и жестоко наказывал в своих владениях за любое нарушение законов о лесе. Однажды, когда мальчик ободрал иву, чтобы сделать себе свисток, вельможа его же кишками обвил повреждённое дерево; крестьянина, который выстрелил по оленю, он накрепко привязал к оленю и пустил в лес. Наконец, принц свернул во время охоты себе шею, налетев на буковое дерево. И теперь в могиле ему нет покоя, он должен охотиться каждую ночь. Он едет на белой лошади, из ноздрей которой сыплются искры, носит броню, размахивает своим хлыстом и за ним следуют бесчисленные своры гончих, и над землёю несётся его крик «Вод, вод! Хохо, халло!» Он хранит леса и одинокие пустоши, избегая широкой дороги; если ему случается примчаться на перекрёсток, он проваливается вместе с лошадью и спутниками, и поднимается только миновав его; он охотится и преследует всевозможных обреченных, воров, грабителей, убийц и ведьм.

Источник: «Тевтонская Мифология» Я. Гримма (Teutonic Mythology, Jacob Grimm) в английском переводе

 

Нидерландская история о вечной охоте

Неподалёку от замка в Вунендале (Wynendael), резиденции графов Фландрии, жил давным-давно старый крестьянин. Сын его был полностью поглощен охотой, и вместо того, чтобы пахать и сеять, пропадал в лесах. Старик-отец часто бранил его за это. Уже лёжа на смертном одре, крестьянин позвал к себе сына, чтобы дать ему последнее христианское наставление, но тот, вместо того, чтобы прийти, свистнул собак и отправился в лес. Разгневанный отец проклял сына, крикнув: «Охоться же тогда вечно! Да, вечно!», — и с этими словами умер.

С тех пор сын ночами блуждал по лесам в сопровождении псов, и местные жители часто слышали его охотничий клич и лай собак. Но другие люди рассказывали, что из-за проклятья юноша превратился в хищную птицу, что преследует людей и животных с тем же криком-кличем.

Однако, после того, как леса под Вунендалем были вырублены, Охотник исчез из тех мест и более его не видели.

Источник: Benjamin Thorpe, Northern Mythology, Comprising the Principal Popular Traditions and Superstitions of Scandinavia, North Germany, and the Netherlands, vol. 3 (London: Edward Lumley, 1852), взято с сайта профессора D. L. Ashliman

 

Дикая Охота в Богемии

Поздно вечерами, когда народ в Неубистрице (Neubistritz) замачивает лён в водоёмах, люди слышат порою лай собак, треск деревьев и крики «Хахо! Хахо!» Дикой Охоты. Тогда народ спешит с полей домой, поскольку тот, кого застанет Охота, не сможет идти из-за штормового ветра. Если кто-то ответит своим «Хахо!» на клич Охоты, тем же вечером Охотник бросит ему в окно заднюю четверть лошадиной туши. Она будет страшно смердеть и от неё будет невозможно избавиться: выброшенная, она появляется на том же месте. Однако если «подарок» приготовить и закопать под стоком с крыши, он исчезнет, как только на него упадут первые капли дождя. Лесник из Студены (Studena) рассказывал, что над ним раз промчалась Дикая Охота. Вместо того, что бы пасть ниц, он выстрелил в неё из ружья. Раздался ужасный гром, и перед ним упала большая раненная сова.

В Шенлинде (Schönlinde) Дикого Охотника зовут Бандитрих (Banditterch, близкое немецкому слову «разбойник», возможно, искаженное от Berndietrich — Дитрих Бернский). Как говорят, он охотится с «лесными псами» (волками) в районе Швейнгрюндена (Schweinsgründen) и Будерсдорфа (Budersdorf). В районе Браунау (Braunau) его зовут Лесным Охотником. В определённые дни он объезжает леса в сопровождении четырёх огненных собак. Четыре огненных цыплёнка бегут перед ним, и говорят, что это души из ада. В горах Рисенгеберг (Riesengebirge) считают, что спутники Охотника — солдаты Фридриха Великого, что пытаются возвратиться воздушной дорогой в Пруссию. Но они не могут найти путей из Богемии и с ужасающим криком возвращаются обратно. Они убивают любого встречного, если он не падал ниц, лицом к земле, при их появлении.

Источник: Josef Virgil Grohmann, Die wilde Jagd bei Schwarzkosteletz, Sagen-Buch von hmen und hren. Erster Theil: Sagen aus Böhmen (Prague: Verlag der J. G. Calve'ischen k.k. Universitäts-Buchhandlung, 1863), там же

 

Дикая Охота в Богемии в районе Шварцкостелеца

В Шварцкостелеце (Schwarzkosteletz) говорят, что на Святки Дикий Охотник ведёт свою процессию по воздуху в полночь. Им предшествует старик, который предупреждает людей об опасности. Затем появляется женщина на белой лошади без седла и узды. По правую руку от неё едет сам охотник на пылающем коне. Позади же следуют их прочие спутники с громкими криками, сопровождаемые лаем собак. Рассказывают об одном крестьянине, что поздно возвращался домой и услышал охотничьи кличи. Обернувшись, он увидел старика, который крикнул ему быть осторожным. Крестьянин бросился на землю лицом вниз, и процессия промчалась, не причинив ему вреда. В другой раз торговец шёл ночью через лес и услышал лай собак и необычайный шум в лесу. Он тоже бросился лицом вниз на землю, но когда кавалькада мчалась над ним, из любопытства он глянул вверх. С того часа он был не в себе.

Источник: Josef Virgil Grohmann, Die wilde Jagd bei Schwarzkosteletz, Sagen-Buch von Böhmen und Mähren. Erster Theil: Sagen aus Böhmen (Prague: Verlag der J. G. Calve'ischen k.k. Universitäts-Buchhandlung, 1863), взято с сайта профессора D. L. Ashliman

 

Фрау Годен

Была одна богатая знатная госпожа по имени фрау Годен (Gauden). Так страстно она любили охоту, что бросила раз греховные слова о том, что «предпочла бы она вечно охотится, не желает она получить небеса». Двадцать четыре дочери имела госпожа Годен, и лелеяли они тоже желание. Мать и дочери с диким наслаждением охотились в полях и лесах, когда гибельные слова сорвались с их губ. И внезапно на глазах у матери платья дочерей превратились в клочья меха, их руки в лапы, и двадцать четыре собаки залаяли вокруг охотничьей кареты, четыре стали служить лошадьми, остальные окружили экипаж; и с тех пор помчался дикий кортеж в облаках, между небесами и землёй охотиться беспрерывно, как они и хотели, изо дня в день, из года в год. Они устали от долгого дикого преследования, и рыдают о своём нечестивом желании, но они должны пожинать плоды своего греха до часа искупления. Когда он наступит, кому ведомо? В течении двенадцати ночей на Святки (в другое время мы, дети человеческие, не можем ощущать её) фрау Годен направляет свою охоту в мир людей; более всего она любит канун Рождества или канун Нового года для того, чтобы промчаться по сельским улочкам и если где-то она находит входную дверь незапертой, она посылает внутрь собаку. На следующее утро маленький пес виляет хвостом обитателям дома, не причиняя им вреда, но скулит, тревожа их ночной отдых. Он не успокаивается и не убегает. Убей его, и он обратится днём в камень, который, если его выбросить, возвращается обратно в дом, и снова становится псом ночью. Так он скулит и стонет целый год, принося болезни и смерть людям и животным, и угрозу пожара дому; но когда Святки наступают вновь, мир возвращается в жилище. Поэтому всем следует быть внимательными в это время и хранить парадные двери дома надежно замкнутыми, когда спускается ночь; никому не следует пренебрегать этим, коли он не хочет навлечь на себя беду, если фрау Годен подобное заметит.

Вот что случилось с предками неких добрых людей, живущих ныне в Брезенгардте (Bresegardt). Они были достаточно глупы, что бы убить оставленную собаку; c этого времени они остались без благословения и процветания, и через некоторое время их дом сгорел.

Лучше выходит, если удаётся услужить фрау Годен. Так случилось однажды, что в ночной тьме она спутала дорогу и очутилась на перекрестке. Перекрестки для доброй дамы — камень преткновения: каждый раз, когда она запутывается на них, что-то в её экипаже ломается так, что она не может самостоятельно починить это. Однажды в подобной ситуации, когда она путешествовала, одетая как величественная дама, она окликнула медика для рабочих из Боеке (Boeck) и попросила помочь ей в нужде. Человек проводил её до перекрёстка и обнаружил, что отвалилось одно колесо повозки. Он привел всё в порядок, и, благодаря его за беспокойство, дама предложилала ему собрать в карман вклад, сделанный её собаками за время остановки на перекрёстке, то ли от испуга, то ли в процессе пищеварения. Человек возмутился такому предложению, но был несколько успокоен заверениями, что подарок не столь бесполезен как кажется, и недоверчиво, ради курьеза, взял себе немного предложенного. И позже, к рассвету, к его немалому удивлению, приобретение заблестело подобно чистому золоту, да и на самом деле оказалось золотом. Теперь он был огорчен, что не собрал всё, днем же и следа не осталось от того, что было или привиделось на перекрёстке. Сходным образом фрау Годен вознаградила человека из Коноу (Conow), что приладил новую ось на её экипаж, и женщину в Гёхрене (Göhren), установившую на оси деревянный штифт, чтобы поддержать колеблющуюся доску: щепки, выпавшие из оси, и штифт превратились в чистое сияющее золото.

Особенно фрау Годен любит маленьких детей и дарит им разные приятные мелочи, так что когда дети играют в фрау Годен, они поют:

fru Gauden hett mi'n lämmken geven,
darmitt sall ik in freuden leven
.

Фрау Годен, дай мне ягненочка

Что бы я порадовался (диалектн.)

Тем не менее, и она в свой черед покинула страну; и вот как это произошло. Легкомысленные люди в Семмерине (Semmerin) оставили свои двери широко открытыми в ночь св. Сильвестра. И в новогоднее утро они нашли черную собачку, лежащую у очага, что на следующий вечер стала терзать их уши невыносимым скулежом. Они, однако, сообразили, как избавиться от непрошенного гостя. Местная ведьма дала им совет  сварить домашнее пиво в скорлупке. Они попробовали выполнить план; яичная скорлупа была положена в лётку чана для варки и немедля хозяева стали пропускать через него сусло. Тогда собачка фрау Годен встала и сказала явственно:

— Я так же стара, как золото Богемии, но до этой ночи никогда не видела,  чтобы пиво готовили в яичной скорлупе.

Сказав это, она исчезла и никто более не видел фрау Годен и её свору.

 

Эта история, как и предыдущие, только обрывок среди множества подобных ей. Фрау Годен напоминает фрау Хольду (frau Holda) и фрау Берту (frau Berhta), которые так же путешествуют в Святки, которым так же чинят их экипажи и которые так же расплачиваются за услуги золотом, а в итоге покидают страну. Её имена frau Gaue, frau Gode, frau Wode, как предполагал ещё Гримм, происходят от мужского божества fro Woden, для её идентификации с Воданом в Дикой Охоте достаточно фактов. И Хакелнбергов пес (Хакелнберг — ещё одно из многочисленных имён Охотника) остаётся в доме на год точно с теми же последствиями, что и псы фрау Годен. Изумление, которое он выражает кажущимися нелогичными действиями людей, и которые им же вызваны, подобны поведению других эльфийских гостей, заговоривших и вынужденных уйти.

Источник: Я. Гримм, «Тевтонская Мифология» (англ.)

 

Тутосель

Нижнее-саксонская легенда гласит, что Ганс фон Хакелнберг (Нans von Hackelnberg) был главным псарем герцога Брунсвика (Brunswick) и заядлым лесовиком, говорят, что он умер в 1521г. (некоторые утверждают, что он родился в этом году и умер в 1581г.). Его надгробный камень находится в трёх лигах от Гослара (Goslar), в саду, что зовется  Клепперкруг (Klepperkrug). Раз ему приснился ночью дурной сон: ему снилось, что он сражался с ужасным вепрем и был укушен им. Он действительно встретил подобного зверя позже и добыл его после тяжелой борьбы; радуясь победе, он пнул кабана, крикнув: «Теперь рази, если сможешь! » Но ударил он настолько сильно, что клык проткнул его сапог и поранил ногу. Сперва рана казалась небольшой, но затем нога опухла так, что сапог пришлось срезать, и вскоре последовала смерть. Некоторые говорят, он лежит в Вюлпероде (Wülperode) около Хорнбурга (Hornburg). Этот Хакелнберг мчится в шторм и дождь, с повозкой, лошадьми и собаками, через Тюрингервальд (Thüringerwald, буквально «Тюрингенский Лес», название гор), Гарц (Harz), и над всем Хакелем (Hackel, лесной массив между Хальберштадтом, Гронингеном, и Деренбургом)

При смерти он не хотел слушать о небесах, и священнику ответил: «Господь может оставить себе небеса, если оставит мне мою охоту», на что приходской священник сказал: «Охоться тогда до Судного Дня», что, как говорят, исполняется и по сей день. Гнетущий лай или скулёж собак предупреждает о его появлении, как и полёт  ночной совы, называемый людьми Тутосель (Tutosel, вероятно tut-ursel, искаженное Урсула). Путешественники, когда он пересекает их путь, падают безмолвно ниц, и уступают ему дорогу; они слышат лай собак и охотничье «Хуху!». Тутосель, как говорят была монахиней, которая после смерти присоединилась к Хакелнбергу и её крик «Туху!» смешался с его «Хуху!».

Источник: Я. Гримм, «Тевтонская Мифология».

 

Гуро-Рисса и Асгардсрейя

Во главе Охоты-Асгардсрейя в Норвегии может ехать Гуро-Рисса или Рейса-Рова, обладающая длинным хвостом. За нею следуют множество мужчин и женщин. При взгляде спереди всадники и кони кажутся высокими и красивыми, но позади процессии ничего не видно, кроме длинного хвоста Гуро. Лошади кавалькады черны как смоль, а глаза их горят огнём, всадники погоняют лошадей раскалёнными кнутами и железными поводьями. По воде они скачут как посуху, процессия издаёт страшный шум, если они сбросят седло на крышу дома — это предвещает смерть кому-то из обитателей. Предвидя где-то пьяную драку, они могут устроится на карнизе над дверью и громко радоваться её началу. Потому, наверное, и выезжают они чаще всего на Рождество, когда много пьют. Услышав приближение Дикой Охоты, нужно убраться с их пути или, наоборот, лечь на землю, закрыв глаза, ибо всадники могут увлечь за собой и свести с ума. Приняв же меры предосторожности, можно не опасаться ничего, кроме того, что сверху путника оплюют. Тогда надо плюнуть кавалькаде вслед, иначе можно заболеть. Состоит Асгардсрейя из тех, кто не достоин рая, но и недостаточно нагрешил для ада: дебоширов, пьяниц, певцов непристойных песен, обманщиков и лжесвидетелей.

Это предание, само название которого указывает на языческие истоки, известно, по крайней мере по названию, в большей части провинции Христиансанд, но наиболее подробно рассказывается в Верхнем Теллемарке. Там говорят об Аскере, или Асанерферде, которую нельзя увидеть, а только слышать.

…Кое-где этих всадников называют «аскерейя», кое-где «хоскельрейя»…В ночь перед Рождеством и три рождественские ночи они буйствуют более всего, и крестьянин, забывший положить засов перед своими конями или начертить крест над дверью в конюшню, может найти животных утром взмыленными и заезженными, потому что  хоскельрейя катались на них, а бродячие мертвецы – это не тот народ, который жалеет коней.

Приводится по «Скандинавская мифология. Энциклопедия», составитель К.Королёв.

 

Лесные женщины, ведьмы и «хольды».

Народ Баварии говорит, что в Пепельную среду (среду на первой неделе великого поста) дьявол гонится по лесам за маленькой дриадой. Немецкая традиция ничего не сообщает о причине, по которой дьявол или воздушный охотник преследует лесных жен; среди народа же Верхней Германии дикие женщины сами играют ведущую роль в Двенадцати Ночах, и в Великопостные дни они — составная часть языческого царства духов. Увлекшийся охотник  не осмелится бродить по дорогам в это время.  Гуртовщики не будут гнать скот, стада и отары мокнут в хлевах, дети собирают воду из ближайшего источника в каждую посудину. Для «лесной жены» женщины прядут немного шерсти (льна) на своих прялках и бросают в огонь, что бы умиротворить её.

Источник: Я. Гримм, «Тевтонская Мифология»

 

Так же можно вспомнить до некоторой степени относящуюся к теме выдержку из «Пенитенциалия германских церквей» («Покаянные книги», перечни прегрешений и епитимий  раннего средневековья, около или ранее XIв.) о том, что существует поверье, что иные женщины, поддавшись обману дьявола, по его наущению присоединяются к скопищам демонов, принявших женский образ, и в определенные ночи отправляются на свои сборища верхом на неких животных. «Народная глупость именует такую ведьму (striga) хольдой…» (вероятно, к древн.исл. hollr, древн.верх.нем. hold, др.англ. hold, норв. hull, швед., дат. huld – милый, милостевый, добрый, доброжелательный, полезный, верный. Ср. с именем фрау Хольды).

Источник: А.Гуревич. «Проблемы средневековой народной культуры», гл.3

 

Преследование женщин сокрытого народа (Дания)

Говорят люди, что Войенс-охотник (Wojens the Hunter) некогда был королём, и получил раз то ли от обитательницы скал, то ли от женщины альвов некое письмо, которое несколько раз пытался схоронить, но не смог от него избавиться. И тогда он пожелал преследовать жен подземного народа до конца времён, что и продолжает делать. Вот две истории об этом.

Один человек близь Лингё (Lyngå) как-то утром вышел перегнать своих лошадей. Затем он отправился домой, но вдруг услышал шум скачки в воздухе. Шум приблизился, и внезапно перед ним предстал всадник. «Подержи моих собак», — крикнул он, и человек повиновался. Собак было три и они были привязаны вместе на шёлковом поводке. Через несколько минут Охотник возвратился вместе с двумя альвийскими женщинами, связанными своими же длинными волосами и перекинутыми через седло. «Давай мне моих собак», — сказал Охотник, — «И протяни руку, дам тебе денег на выпивку». Крестьянин так и сделал, охотник забрал поводок и оставил тремя пальцами на руке человека три пылающих пятна. Затем он помчался прочь, сопровождаемый топотом, криками женщин и лаем собак.

Некий человек как-то шёл из Эрстеда (Ersted) в Ареструп (Årestrup) и вдруг увидел двух стремительно бегущих альвийских женщин. Они присели к югу от деревни передохнуть и одна сказала другой: «Он пока не будет нас ловить, он ещё не умылся». Человек продолжил путь и встретил всадника, в котором признал Йона-Охотника. Всадник спросил, не видел ли путник чего, а тот рассказал о беглянках. Спросил Охотник и об их словах,  а услышав ответ, набрал в руки воды и умылся. Затем он велел: «Ложись наземь и заткни уши пальцами, пока я не вернусь, так будет лучше для тебя». Человек так и сделал, но через некоторое время ему надоело и он открыл одно ухо. Он услышал звук выстрела вдалеке и подумал, что это может быть в Хобро (Hobro). Он снова лёг и немного полежал, а затем, устав ждать, встал и открыл и второе ухо. Снова он услышал выстрел, но уже будто близь Хорсенса (Horsens). Человек торопливо лёг и заткнул уши пальцами. Вскоре Охотник подъехал с двумя женщинами, по одной с каждой стороны лошади, связанными собственными волосами. Охотник сказал: «Ты получишь хорошую плату, но было б лучше, если б ты не вынимал из ушей пальцев и не вредил мне. Мне пришлось проскакать от Хорбо до Хорсенса, что бы изловить последнюю из них, и там моя лошадь потеряла подкову. Найди её и это будет тебе достаточной наградой». Когда же человек достиг указанного места, найденная подкова оказалась золотой.

Источник: William A. Craigie, Scandinavian Folk-Lore: Illustrations of the Traditional Beliefs of the Northern Peoples (London: Alexander Gardner, 18960), сайт профессора D. L. Ashliman

 

Дикая Охота и плотник (Германия)

В горах Гарца Дикая Охота раз прогремела по Эйхельбергу (Eichelberg) со своим «Хохо!» и шумом гончих. Один плотник осмелился присоединить к их кличу  собственные «Хохо!», и вдруг черная масса обрушилась вниз через дымоход прямо на огонь, рассыпая искры и головни, и люди увидели: огромное бедро лошади лежало в очаге, и плотник был мертв.

Источник: Я.Гримм, «Тевтонская Мифология»

 

Нидерландская история о сожительнице священника

Раз скончалась одна женщина, бывшая любовницей священника. И когда на следующую ночь несколько солдат ехали через местный лес, они услышали женский голос, зовущий на помощь. Вскоре они увидали бегущую к ним женщину. Один из солдат быстро начертил мечом круг на земле вокруг своих товарищей, куда втянул и беглянку. Неожиданно в воздухе раздался ужасающий шум, словно в ночи мчалось множество охотников с псами. Женщина от этого звука задрожала. Тот же солдат дал подержать свою лошадь товарищу и намотал длинные волосы женщины себе на левую руку, в то время как правой выставил перед собой клинок. Когда кавалькада почти проехала, женщина зашептала солдату: «Езжай без меня, езжай без меня, он там явился!» Солдат, однако, продолжал её крепко держать. Беглянка рванулась, оставив на руке мужчины пряди своих волос, и помчалась в ночь. Однако Охотник вскоре её поймал и перебросил через седло так, что голова и руки свешивались с одной стороны, а ноги с другой...

На следующее утро солдат рассказал в городе обо всём и показал окровавленный клок волос. Сперва ему не поверили, но когда открыли гроб, волосы у покойницы оказались сорваны.

Источник: Benjamin Thorpe, Northern Mythology, Comprising the Principal Popular Traditions and Superstitions of Scandinavia, North Germany, and the Netherlands, vol. 3 (London: Edward Lumley, 1852), сайт профессора D. L. Ashliman

 

Дикий Охотник делится добычей

Ещё одна нидерландская история рассказывает о том, как два земляка,  один набожный трезвенник, второй — на подпитии, возвращались вместе домой через Соненбуш (Sonienbusc). Вдруг они услышали щёлканье кнутов, лай собак и топот копыт. «Спаси нас Боже, это Дикий Охотник», — воскликнул трезвый путник. А подвыпивший засмеялся и сказал: «Я б хотел знать, что ловит Нечистый». И он крикнул: «Эй, Сэр Охотник, умоляю, дайте мне часть добычи!» На том встреча закончилась, и земляки продолжили путь домой. А на утро жена просившего вышла по воду и наткнулась у дверей на заднюю часть туши вола. Это был тот вол, что пал в деревне примерно за месяц до того, и он весь кишел личинками и червями, и пах соответственно.

Источник: Benjamin Thorpe, Northern Mythology, Comprising the Principal Popular Traditions and Superstitions of Scandinavia, North Germany, and the Netherlands, vol. 3 (London: Edward Lumley, 1852), взято там же

 

Дикий Охотник на горе Буллер (Польша)

В лесах в районе Старгардта (Stargardt, польский городок неподалёку от границы с Германией), есть высокая гора, называемая горой Буллер (Buller Mountain). Дикий Охотник часто навещает эту гору в ночь св. Варфоломея (24 августа). Много людей слышало, как он едет через лес с ужасающим шумом.

Однажды главный лесничий округа проезжал через этот лес в такую ночь и тоже услышал шум. Думая, что это браконьеры, он отправился на звук. Хоть он считал себя опытным, он не сумел догнать охотников и произнес богохульное проклятие. Внезапно раздался ужасный шум над его головой. Он услышал слова: «Вот кое-что тебе от нашей охоты!» и человеческая нога была брошена в его повозку.

Источник: W. A. J. von Tettau and J. D. H. Temme, Der wilde Jäger auf dem Bullerberge, Die Volkssagen Ostpreußens, Litauens und Westpreußens, new edition (Berlin: Nicolaische Verlagsbuchhandlung, 1865), сайт профессора D. L. Ashliman

 

 

 

Дикий Охотник и Шахтный Монах (Германия)

(Шахтный монах (Mine-Monk) — один из подземных духов, о котором рассказывают горняки разных районов Европы, но более всего в германоязычных регионах. Его узнают по старомодной шахтёрской робе, которая включает капюшон, похожий на монашеский.)

 

Немало рассказов есть о дороге между Клаушталем (Clausthal) и Госларом (Goslar), известен среди них и такой. Много лет тому назад, когда дороги тут были очень плохи, женщина ходила в Гослар каждую неделю, продавать глиняную посуду. Она уходила утром и возвращалась поздно.

Однажды она задержалась в Госларе дольше обычного, хоть уже стемнело. Но она знала каждый шаг пути, так что подняла свою корзину, заполненную глиняной посудой на спину, и отправилась в Клаушталь. Дорога  шла в гору. Устав, она решила присесть и отдохнуть, и заметила большой огонь. Думая, что это костры углежогов или лесорубов, и испытывая сильную жажду, путница направилась туда, чтобы попросить напиться. Но подойдя поближе, она перепугалась, увидев гигантского охотника и его приятелей, сидевших вокруг ужасного костра. Они жарили огромного оленя на мечущемся огне. Но хуже всего были страшные большие собаки, что вдруг погнались за нею, так, что она почувствовала их горячее дыхание, и как они вцепляются в её одежду. Мужчины же сидели, не обращая никакого внимания на испуганную женщину. Ужаснее всего было, что всё происходило в полном безмолвии.

Она в панике побежала так быстро, как только могла, пока не упала и не осталась лежать без сознания со своей корзиной. Когда она наконец очнулась, то увидела человека, стоящего над ней. Он был одет в зеленый капюшон шахтера и черную куртку, и нес в руке большой факел. Он спросил, что с ней. Она со слезами рассказала ему, что случилось и, что из-за падения вся посуда, верно, разбилась. Она была очень бедна, и все, что у неё было, вкладывала в эту торговлю. Теперь же все было побито, и она не знала что делать. Мужчина помог ей, заглянул в корзину, сказав что всё уцелело и показал направление  на Гослар.

Женщина, огорченная и чувствующая себя избитой, продолжила путь в Клаушталь. Она пришла на свою маленькую кухню после рассвета, поставила корзину стол и опустилась без сил на скамью. Но она всё же заглянула в корзину, чтобы увидеть, что уцелело. И с испугом увидела в корзине вместо черепков блестящие монеты.

Она рассказала всё своей хозяйке, мудрой старой женщине. Та объяснила, что у костра был Дикий Охотник со спутниками, а помог ей Шахтный Монах и посоветовала радоваться, что осталась в живых.

Женщина купила небольшой дом и несколько коров, и больше никогда не носила посуды в Гослар.

Источник: August Ey, Der wilde Jäger und der Bergmönch, Harzmärchenbuch; oder, Sagen und Märchen aus dem Oberharze (Stade: Verlag von Fr. Steudel, 1862), взято там же

 

Состязание с Охотником (Германия)[1]

Часто в тёмные ночи воздушные псы лают на открытых вересковых пустошах, в чащах и на перекрёстках. Сельские жители хорошо знают их лидера Вода (Wod), и жалеют странников, которые не успели вовремя достичь дома. Вод часто опасен, изредка милостив. Только тому, кто останется на середине дороги, беспощадная охота не причинит вреда, потому что Вод заранее окликает путешественников: «На середину дороги!»

Раз крестьянин возвращался под хмельком домой ночью из города и дорога шла через лес; он услышал Дикую Охоту, шум собак, и возгласы охотника в вышине. «На середину дороги!», — прозвучал крик, но крестьянин не придал этому значения. Внезапно из облаков спустился прямо перед ним высокий человек на белой лошади. «Ты силён?», — спросил он, — «вот, держи эту цепь, мы увидим, кто потянет крепче». Крестьянин отважно сжал небесную цепь и Дикий Охотник взмыл в воздух. Человек обернул конец вокруг дуба, что рос рядом, и все усилия охотника оказались тщетными. «Не завязал ли ты свой конец вокруг дуба?», — спросил Вод, вновь спускаясь. «Нет», —  ответил крестьянин, —  «смотри, вот я держу его в руках». «Тогда ты будешь моим в облаках», — крикнул Охотник и потянул его снова вверх. Крестьянин вновь поспешно завязал цепь вокруг дуба, и Вод не справился с ней. «Ты, должно быть, всё-таки замотал её вокруг дерева», — сказал Вод, спускаясь ниже. «Нет», — ответил крестьянин, который успел проворно высвободить её, — «вот же она у меня в  руках». «Тогда ты тяжелее свинца, ты должен был подняться в облака со мной». Он метнулся вниз , быстрый как молния, но крестьянин успел быстрее. Собаки лаяли, повозка  громыхала, и лошади ржали над головой; дерево содрогалось до корней и, казалось, будет вывернуто. Сердце мужчины ушло в пятки, но дуб выдержал. «Хорошо тянул!», —  сказал охотник, —  «Много людей я сделал своими, ты первый, кто выстоял против меня. Ты получишь награду». Охотник помчался с криком «Хэлло, хэлло!». Крестьянин уже заспешил прочь, когда олень упал у его ног с невиданной высоты, и это сделал Вод, что промчался на своей белой лошади и разрезал добычу. «Твои кровь и задняя часть туши в награду». «Мой господин», —  промолвил крестьянин, — «ваш слуга не имеет ни горшка, ни ведра». «Наполни свой ботинок», — крикнул Вод. Человек так и сделал. «Теперь иди с кровью и мясом к жене и детям». Сперва ноша была легка, но становилась всё тяжелее и тяжелее, и вскоре крестьянин уже с трудом нёс её. Со спиной, согнутой вдвое, залитый потом, он достиг своего дома и увидел, что ботинок оказался полон золота, и туша стала кожаным мешком, полным серебра.

Здесь не людской мастер охоты являет себя, но истинный бог на своей белой лошади: множество людей забрал он в свои покрытые тучами небеса ранее. Наполнение ботинка золотом звучит по-древнему.

Источник: Carl and Theodor Colshorn, Der wilde Jäger, Märchen und Sagen aus Hannover (Hannover, 1854), сайт профессора D. L. Ashliman

 

Составитель: Tradis (Н.Топчий)



[1] Источник: Carl and Theodor Colshorn, Der wilde Jäger, Märchen und Sagen aus Hannover (Hannover, 1854), сайт профессора D. L. Ashliman