Святилища Северной Традиции

 После вопроса о том, как славить богов, проводить календарные и прочие обряды, у любого современного последователя германо-скандинавской традиции возникает следующий закономерный вопрос: где это делать? Как в Северной Традиции должно быть организовано место для обряда — вопрос, все чаще звучащий с ростом числа русскоязычных общин и отдельных приверженцев Асатру. Исследованию этого вопроса посвящена эта статья. Дабы не ограничивать проявления индивидуальности каждой общины или отдельного энтузиаста, пожелавших возвести свое собственное святилище, автор статьи воздерживается от конкретных рекомендаций, оставив место лишь для исследования фактических данных из истории и культуры Северной Европы.

 Литературные источники

«Впрочем, они находят, что вследствие величия небожителей богов невозможно ни заключить внутри стен, ни придать им какие-либо черты сходства с человеческим обликом. И они посвящают им дубравы и рощи и нарекают их именами богов; и эти святилища отмечены только их благочестием"

П.К.Тацит «Германия», гл.9

“Торир занял всю Долину Сухостоя до Неделённого и поселился в Роще. Он поклонялся этой роще.”

Þórir nam síðan Fnjóskadal allan til Ódeilu og bjó að Lundi; hann blótaði lundinn.

«Книга о занятии земли», Часть Третья

«На основании изучения тевтонских слов, обозначающих храм, Якоб Гримм сделал правдоподобное заключение, что древнейшими святилищами у германцев были естественные леса. В пользу наличия культа деревьев у крупных европейских народностей арийского происхождения имеются многочисленные свидетельства. Всем известно, что друиды у кельтов поклонялись дубам и что слово, которым они обозначали святилище, по происхождению и по значению тождественно с латинским словом nemus (роща или лесная просека), чей отзвук чувствуется в названии Неми. У германцев священные рощи были обычным явлением; поклонение деревьям не совсем исчезло и у их потомков. О том; насколько большое значение придавали этому поклонению в прежние времена, можно судить по жестокости наказания, которое по законам германцев ожидало всякого, кто осмелится содрать кору стоящего дерева. Преступнику вырезали пупок и пригвождали его к той части дерева, которую он ободрал; затем его вертели вокруг дерева до тех пор, пока кишки полностью не наматывались на ствол. Наказание это было явно направлено на то, чтобы заменить засохшую кору дерева живой тканью преступника. Действовал принцип зуб за зуб: жизнь человека за жизнь дерева.»

Джеймс Джордж Фрэзер, «Золотая Ветвь», Поклонение деревьям

«Торольв назвал мыс между Окраинным Фьордом и Капищным Заливом Мысом Тора. На том мысу есть гора; гору эту Торольв почитал до такой степени, что ни один человек не смел глядеть на нее немытым. На ней нельзя было никого убивать, ни скот, ни людей, разве что они умрут своей смертью. Гору эту называл он Святой Горой и верил, что отправится именно туда, когда умрет, и так же все его родичи."

"Сага о людях с Песчаного Берега», IV

Hittusk æsir
á Iðavelli,
þeir er hörg ok hof
hátimbruðu;
afla lögðu,
auð smíðuðu,
tangir skópu
ok tól gerðu.
Поселилися асы в полях Идавалльра.
Воздвигли чертоги, святилища светлые.
Горны растопляли и плавили золото,
Мастерили уборы, ковали орудия.

«Прорицание Вёльвы», пер. С.Свириденко

“Следует различать «hof» (храм) и «hörg»: Hof являлся деревянной постройкой, в то время как hörg — это каменный жертвенник (hátimbraðr). Hörgr строились на возвышенностях или жертвенных сооружениях, на открытом воздухе, без изваяний, их камни были предназначены для окропления кровью. Отсюда такие упоминаемые фразы, как «ломать» жертвенники и «жечь» храмы. В норвежской глубинке куполообразные горы до сих пор зовутся «hörg».

Icelandic-English Dictionary (Richard Cleasby)

«Hörg hann mér gerði
hlaðinn steinum;
nú er grjót þat
at gleri orðit; -
rauð hann í nýju
nauta blóði;
æ trúði Óttarr
á ásynjur.»
Алтарь для меня
из камня сложил он,
и камень в стекло
переплавлен теперь;
обагрял он алтарь
жертвенной кровью:
в асиний верил
Оттар всегда.

“Песнь о Хюндле”

“До сих пор можно видеть тот круг, где людей присуждали в жертву богам. В этом круге стоит камень Тора, о который предназначенным в жертву разбивали головы; еще и сейчас можно видеть пятна крови на камне.”

Eyrbyggja saga (Сага о людях с Песчаного Берега)

“Торстейн прошел в капище, упал перед стоявшим там камнем, которому он поклонялся, и обратился к нему с молитвой. Индриди стоял снаружи. Он услышал, что из камня донеслись такие слова...”

Сага о Хёрде и островитянах, XXXVIII

Вышеприведенные цитаты говорят о дрейнейшей форме святилища: «Хёрг» - каменном жертвеннике либо мегалитическом комплексе из особым образом расположенных камней, его центром являлся алтарный камень, на котором приносились жертвы.

Еще одно слово, связываемое в Old Norse со священным местом - Vé (Ве). Исследователи, среди которых такие, как Richard Cleasby и Е.А. Мельникова, сходятся во мнении, что значение этого слова - «святилище», причем в смысле «священный дом», т. е. некая постройка культового назначения.

Постройка, в смысле дом «hof» довольно часто упоминается в сагах в качестве культового сооружения. Особенности такого объекта состоят, во-первых, в том, что это дом («hof» - это постройка вообще, чаще упоминаемая как жилище. Термин почти без изменений дошел до наших дней во многих европейских языках: Hof, House, Home, Haus Heim, Hjem), предназначенный для того, чтобы в нем собирались люди, во-вторых, в нем есть изображения богов, в форме изваяний, резных столбов и т.п., и в третьих - общественное значение объекта:

“Весной Торгрим построил хутор у Капища. Вскоре это место стало великолепным, ведь у него была большая поддержка, друзья и родичи. Он стал влиятельным человеком в округе. У него была власть над людьми до самого Нового Лавового Поля, и эта область называется годорд Долины Источника. Его прозвали Торгрим Годи. Он был великий язычник. Он велел построить большое капище на своём поле. Оно было сотню футов в длину и шестьдесят в ширину. Все люди должны были платить туда капищный сбор. Более всего там почитали Тора. Снаружи оно было сделано круглым, словно шапка. Всё оно было занавешено и с окнами. Посредине там стоял Тор и с двух сторон — остальные боги. Прямо перед ними стоял алтарь, сделанный очень искусно и покрытый сверху железом. На нём должен был гореть огонь, который никогда не гас. Они называли его священным пламенем. На этом алтаре должно было лежать большое кольцо, сделанное из серебра. Его должен был надевать на руку жрец на все собрания. Там все люди должны были давать клятвы по всем делам. На этом алтаре должна была также стоять большая чаша из меди. Туда нужно было собирать всю кровь, что получалась от скота, которого посвящали Тору, или людей. Они называли это жертвенной кровью или кубком с жертвенной кровью. Этой кровью нужно было брызгать на людей или скот; тот скот, что приносился в жертву, использовался в пищу, когда наступал жертвенный пир. Людей же, которых приносили в жертву, бросали в болото, что было снаружи у дверей. Они называли его Жертвенным Болотом. В доме у Капища были поперечные балки, что были в капище, когда Олав сын Йона разломал его. Он велел все их расколоть, и они всё равно остались ещё очень толстыми. “

“Сага о людях с Килевого Мыса», гл.2

upsala

Храм Уппсалы. Иллюстрация в Historia de Gentibus Septentrionalibus, Олаус Магнус

«26. Теперь скажем несколько слов о верованиях свеонов. У этого племени есть знаменитое святилище, которое называется Убсола и расположено недалеко от города Сиктоны. Храм сей весь украшен золотом, а в нем находятся статуи трех почитаемых народом богов. Самый могущественный из их богов — Top — восседает на престоле в середине парадного зала, с одной стороны от него — Водан, с другой — Фриккон. Вот как распределяются их полномочия: "Тор, — говорят свеоны, — царит в эфире, он управляет громами и реками, ветрами и дождями, ясной погодой и урожаями. Водан, что означает "ярость", — бог войны, он возбуждает мужество в воинах, сражающихся с неприятелем. Третий бог — Фриккон — дарует смертным мир и наслаждения. Последнего они изображают с огромным фаллосом. Водана же свеоны представляют вооруженным, как у нас обычно Марса. А Тор напоминает своим скипетром Юпитера. Они также почитают обожествленных людей, даря им бессмертие за славные деяния. В "Житии святого Ансгария" упоминается, что подобным образом свеоны обожествили короля Эрика.

Схолия 134. Около святилища растет большое дерево с раскидистыми ветвями, зеленеющее и зимой, и летом, и никто не знает, какова природа этого дерева. Там также находится источник, где язычники совершают жертвоприношения, ввергая в него живого человека: если он не всплывает, то это обозначает, что желание народа осуществится.

Схолия 135. Сей храм окружает золотая цепь, висящая по скатам здания и густо окрашивающая в золотой цвет всех входящих. Это святилище расположено в равнинной местности, которая со всех сторон окружена горами наподобие театра.

27. Ко всем их богам приставлены жрецы, ведающие племенными жертвоприношениями. Если грозит голод или мор, они приносят жертву идолу Тора, если война, Водану, если предстоит справлять свадьбы, Фриккону. Свеоны, кроме того, имеют обычай каждые девять лет устраивать в Убсоле торжество, собирающее жителей всех областей страны. От участия в этом торжестве не освобождается никто. Цари и народы, вместе и поодиночке, все отсылают свои дары в Убсолу, и, что ужаснее всего, те, кто уже принял христианство, вынуждены откупаться от участия в подобных церемониях. Вот как происходит жертвоприношение. Из всей живности мужского пола приносится девять голов: считается, что их кровь умилостивит богов. Тела же этих животных развешиваются в близлежащей роще. Эта роща священна для свеонов, потому что, согласно поверью, благодаря смерти и разложению жертв ее деревья становятся божественными. Один христианин рассказывал мне, что видел в этой роще висевшие вперемежку тела собак, лошадей и людей, общим числом 72. А о многочисленных нечестивых магических песнопениях, которые они обычно исполняют, совершая обряд жертвоприношения, лучше будет вообще умолчать.

Схолия 136. Недавно свеонский король-христианин Анундер, после того как он отказался приносить языческим богам установленную племенем жертву, был изгнан из королевства и, говорят, пошел оттуда, радуясь, что за имя Господа Иисуса удостоился принять бесчестие 217.

Схолия 137. Пиры и подобные жертвоприношения происходят девять дней: каждый день вместе с животными приносится один человек, так что за девять дней приносятся 72 живых существа. Это жертвоприношение приурочивается к весеннему равноденствию.»

Адам Бременский, «Деяния архиепископов Гамбургской церкви», книга IV

«Торольв Бородач с Мостра устроил большое жертвоприношение и стал вопрошать Тора, своего закадычного друга, мириться ли ему с конунгом, или же уезжать из страны и искать иного пристанища. Жребий указал Торольву плыть в Исландию. После этого он добыл большое судно для морских переходов, снарядил его для плавания в Исландию и взял с собой своих домочадцев и скот. Он разобрал капище и взял большую часть бревен с собой вместе с землей из-под жертвенника, на котором сидел Тор.»

Eyrbyggja saga (Сага о людях с Песчаного Берега)

«Тогда Торольв бросил за борт столбы почетной скамьи12, что прежде стояла у него в капище; на одном из них был вырезан Тор.»

Eyrbyggja saga (Сага о людях с Песчаного Берега)

“По древнему обычаю, когда предстоял жертвенный пир, все бонды должны были собраться туда, где стояло капище, и принести припасы, которые нужны во время жертвенного пира. На этот пир все должны были принести также пива. Для пира закалывали всякого рода скот, а также лошадей. Вся кровь от жертв называлась жертвенной кровью, а чаши, в которых она стояла, — жертвенными чашами, а жертвенные веники были наподобие кропил. Ими окропляли все жертвенники, а также стены капища снаружи и внутри. Жертвенной кровью окропляли также людей. А мясо варили и вкушали на пиру. Посредине пиршественной палаты горели костры, а над ними были котлы. Полные кубки передавались над кострами, и тот, кто давал пир и был вождем, должен был освящать полные кубки и жертвенные яства. Первым был кубок Одина — его пили за победу и владычество своего конунга, потом шли кубок Ньёрда и кубок Фрейра — их пили за урожайный год и мир. У многих было в обычае пить после этого Кубок Браги. Пили также кубок за своих родичей, которые уже были погребены. Этот кубок называли поминальным. "

"Сага о Хаконе Добром»

«Он поставил у Капищного Залива большой хутор и назвал его Капищный Двор. Там же он велел возвести капище; это был большой дом. В боковых стенах, ближе к углам, были прорезаны двери. Внутри стояли столбы почетной скамьи; они были закреплены гвоздями; гвозди эти звались боговыми. Внутри капища было большое святилище. В помещении была постройка вроде хора в нынешних церквях, и там посреди пола стоял жертвенник, как алтарь в церкви. Поверх него лежало незамкнутое кольцо весом в двадцать эйриров15. На нем следовало приносить все клятвы. Кольцо это годи капища должен был надевать на руку на всех сходках. На жертвеннике также должна была стоять жертвенная чаша с прутом наподобие кропила. Им следовало разбрызгивать из чаши ту кровь, что звалась «долей», — то была кровь умерщвленных животных, принесенных в жертву богам16. Вокруг жертвенника в задней части капища стояли боги17. Все люди должны были платить налог на капище и сопровождать годи во всех поездках, как теперь жители округи своего хёвдинга. А годи должен был содержать капище, чтобы оно не пришло в упадок, и устраивать в нем жертвенные пиры. »

Eyrbyggja saga (Сага о людях с Песчаного Берега)

«Там внизу стояло капище, которое принадлежало раньше Храфнкелю. Торкель пожелал зайти в него. Он посрывал с богов все ценности, а потом велел поджечь капище.»

«Сага о Храфнкеле Годи Фрейра»

«Гримкель пошел к капищу Торгерд, Жены Хёльги5, помолиться о браке Торбьёрг. Но едва он вошел в капище, боги все задвигались и стали срываться с алтарей. Гримкель сказал:

— Что это значит, и что вы замышляете, и на кого хотите обратить удачу?

Торгерд сказала:

— Мы не обратим удачу на Хёрда, ибо он ограбил Соти, моего брата, отнял у него доброе золотое запястье и причинил ему много позора. Я бы лучше обратила удачу на Торбьёрг, но ее осеняет такой свет, что, боюсь, он приносит нам разлуку. Тебе же недолго осталось жить.

Гримкель вышел и был в великом гневе на богов. Он принес из дому огня и сжег капище и всех богов, сказав, что они больше не будут пророчить ему беду. А вечером, когда все сели за столы, Гримкель Годи внезапно умер, и его похоронили к югу от усадьбы.»

«Сага о Хёрде и островитянах»

«Нужно начать с того, что в Бьярмаланде стоит большой храм. Посвященный Тору и Одину, Фригг и Фрейе, он искусно сделан из дорогого дерева. [Одни] двери храма смотрят на северо-запад, а другие — на юго-запад. Там внутри Тор и Один, а перед ними на столе лежит Урархорн, с виду блестящий, как золото.»

"Сага о Стурлауге Трудолюбивом Ингольвссоне"

«Ночью Храпп Убийца прокрался к капищу ярла и Гудбранда и вошел в него. Там он увидел сидящую Торгерд, Жену Хёльги. Она была ростом со взрослого мужчину. На руке у нее было большое золотое запястье, а на голове — убор из полотна. Он сорвал с нее убор и снял золотое запястье. Тут он увидел Тора на колеснице и снял с него другое золотое запястье. Третье он снял с Ирпы. Затем он вытащил всех богов из капища и снял с них все убранство. Потом поджег капище и спалил его. После этого он ушел. В это время уже начало светать.

 

Ярл Хакон и Гудбранд пошли в тот день рано утром на капище и увидели, что оно сожжено, а боги стоят на дворе, и все убранство с них снято.»

«Сага о Ньяле»

«Они вышли из дому и отправились на запад по пустоши. Когда же они оставили позади четверть пути, поднялась вьюга, и они не знали, где идут, пока не наткнулись на стену какого-то дома и не обошли его посолонь26. Так они нашли дверь, и Хельги понял, что перед ними капище Берси Умника. Они повернули обратно и пришли на Двор Арнейд, когда оставалась треть ночи.

Вьюга держалась полмесяца, и всем казалось, что это непомерно долго. А Берси Умник сказал, что так долго вьюга держалась именно потому, что сыновья Дроплауг обошли его капище посолонь.»

"Сага о сыновьях Дроплауг"

“Дом этот был очень красив, с резьбой, украшенной золотом и серебром. Внутрь заходят они, Хакон и Сигмунд, и с ними еще несколько людей. Там стояло множество идолов. В капище было много окон, так что ничто не отбрасывало тень. У торцовой стены стояла женщина в богатом убранстве. Ярл распростерся перед ней ниц и долго лежал. Наконец он встает и говорит, что они должны принести ей жертву и положить серебро перед ней на сиденье, —

— и мы поймем, приняла ли она жертву, — говорит Хакон, — по тому, отпустит ли она запястье, которое у нее на руке. В этом запястье, Сигмунд, твоя удача.

Вот ярл касается запястья, и Сигмунду кажется, что она словно сжала кулак, и ярл не смог стащить запястье с руки. Ярл вторично падает ниц перед ней, и Сигмунд видит, что на глазах у него слезы. Затем ярл встает, берется за запястье, и оно подается."

"Сага о Фарерцах»

 Археологические источники

Тиссо, Дания

В 1990 году датские археологи раскопали резиденцию вождя на окраине Тиссо в округе Западная Зеландия. Среди прочих находок они обнаружили остатки большого "длинного дома» или дворца, который использовался в VI - XI вв. н.э. Толщина найденных столбов, подпиравших когда-то крышу здания, позволяет говорить о том, что оно было очень высоким, возможно, даже двухэтажным. В здании был большой центральный зал, в котором было обнаружено множество костей животных, осколки франкских стеклянных стаканов, фрагменты струнных инструментов. Эти находки с высокой степенью вероятности говорят о том, что помещение использовалось для церемониальных целей. Кроме того, там же было найдено много вещей, явно принесенных в жертву: среди прочего, огромное золотое кольцо, амулеты с мифологическими мотивами и кости животных. Эти находки позволяют предположить, что весь комплекс зданий резиденции был важным религиозным центром.

Nordic Academic Press, 2006, ISBN 91-89116-81-X , pp. 26-32, p.

Хофстаддир, Исландия

Объект впервые был раскопан Даниэлем Брууном в 1908 году. Раскопки обнаружили большой «длинный дом» с небольшой отдельной комнатой в его северном конце, 42 метра в длину и 8 метров в ширину в основном помещении. Он имел три небольших выступающих части: две на южном конце и одну на противоположной стороне. В центре главного зала был очаг, и два очага поменьше в обоих концах зала. На всем пространстве главного зала было найдено множество костей животных, и меньшее число - в маленькой комнате.

hofstaddir

Олаф Ольсен, исследовавший объект в 1965 году, считал Хофстадир яркой иллюстрацией идеи храма-фермы. Кроме своих больших размеров, здание в целом идентично другим "длинным домам», маленькая северная комната является поздней пристройкой, а предыдущие раскопки не выявили найденных Ольсеном входов, пристроек и вспомогательных зданий. Он считал, что в первую очередь Хофстадир - это дом, и только случайно Хоф. Однако, в процессе выяснения связей между пристройкой и главным залом, повторные раскопки выявили еще больше костных фрагментов. Их анализ показал, что по крайней мере 23 головы крупного рогатого скота были принесены здесь в жертву. Об этом говорит необычный способ их умерщвления: ударом между глаз, а их черепа в течение многих лет после этого находились снаружи здания. Рога не были удалены, а возраст животных колеблется от периода полного созревания до среднего возраста (оба возраста уникальны для забоя в исландском сельском хозяйстве в те времена), к тому же, большинство черепов принадлежало быкам, что крайне несвойственно молочной экономике. Даты забоя животных разные, последний бык был убит около 1000 г.н.э. Найден также скелет овцы, убитой таким же образом, как быки. Найденные кости подтверждают, что этот дом использовался для религиозных церемоний. Об этом же говорят и удивительно малый размер основного очага при большом размере здания, и относительно малое количество находок ценных объектов (и полное отсутствие оружия), и место, которое удобно для остановок во время путешествий и весьма заметно, но не подходит для усадьбы.

Таким образом, необычные данные о частых пиршествах с обилием мяса не просто указывают на особенно богатые поселения, а говорят о месте частых ритуальнвых собраний. Необычный способ убоя должен был рождать особенно эффектно: умирающее животное испускало фонтан крови, бьющей промеж глаз. Черепа были найдены среди обломков крыши и стены, все, кроме одного, сгруппированы в двух местах в южной части зала: в южной пристройке, а также между юго-западной пристройкой и стеной главного здания. Похоже на то, что они находились снаружи во время использования здания (например, во время праздников), а в основном хранились в тех местах, в которых и были найдены.

Gavin Lucas and Thomas McGovern, "Bloody Slaughter: Ritual Decapitation and Display at the Viking Settlement of Hofstaðir, Iceland," European Journal of Archaeology 10.1 (2007)

Olsen, English summary

 

Швеция

Уппокра

Раскопки в 2000-2004 годах в Уппокра (Uppåkra), к югу от Лунда показали, что языческий храм (Хоф) находился там в течение нескольких сотен лет. Доступ ко всей территории, а также сохранность объекта впервые предоставила возможность чисто археологических исследований языческого храма в полном объеме.

uppokra

Хоф в Uppåkra.

Вверху: интерьер, реконструированный музеем Фотевика;

Внизу: план земляных работ с изображением расположения траншей стены (розовый), центральной колонны (коричневый), очага (красный), чаш и стеклянной посуды (зеленый).

The_tempel_of_Uppakra_Sweden

Остатки здания состоят из отверстий и траншей, в которых когда-то стояли колонны и стены. Было обнаружено несколько уровней пола, по которым можно было определить, что Хоф изначально построен в 3 веке нашей эры на месте необычно большого «длинного дома», а затем шесть раз перестраивался без заметных изменений. Последняя версия здания датируется началом эпохи викингов. Всякий раз строительным материалом было только дерево. Было ли это продиктовано какими-то принципами или же объективными обстоятельствами — неизвестно.

Здание было невелико, всего 13 метров в длину и 6,5 метра в ширину. Стены по длинной стороне были сделаны из слегка изогнутых, грубо отесанных дубовых бревен, поставленных в виде частокола, утопленного в траншею в земле более чем на один метр. В каждом углу здания стоял мощный столб. Таким же образом построены ставкирки — раннехристианские скандинавские церкви, которые, как предполагается, отличались от языческих капищ лишь смысловым содержанием, но не конструкцией.

Центральная часть здания, не примыкавшая к наружным стенам, была сформирована четырьмя огромными деревянными колоннами. Отверстия для них и для угловых столбов необычайно широки и более двух метров в глубину, а каменные обкладки трех центральных отверстий указывают на колонны не менее 0,7 м. в диаметре.

Здание имело три входа, два с южной и один с северной стороны. По сторонам у каждого входа стояло по огромному столбу, а юго-западный имел выступающую секцию. Видимо, это был главный вход в храм: археологи предположили, что это был вход для мужчин, вход с северной стороны здания был женским, а юго-восточный вход предназначался для жрецов.

Два варианта реконструкции внешнего вида здания

В центре здания располагался очаг, обложенный камнями. В земле возле него найдена посуда, видимо, служившая ритуальным целям: кубок из бронзы и серебра, стеклянная чаша и осколки около десяти других стеклянных сосудов. Бронзовый кубок, датируемый 500 г.н.э., изготовлен предположительно местными мастерами и составляет 16,5 см. в высоту, украшен тонкими серебряными полосами с золотым тиснением фигур людей, змей и лошадей. Чаша 9,7 см. в высоту из прозрачного стекла украшена слоем синего стекла, изготовлена примерно в то же время в северном Причерноморье. В районе очага найдено множество других артефактов: фибулы, бусы, черепки, фрагменты изделий из драгоценных металлов (золото, серебро, бронза). Они располагались в земляном полу на различной глубине, что говорит о длительной обрядовой практике на этом месте. Также на капище были найдены два больших железных дверных кольца: одно в обкладке столба, другой рядом со зданием. В "стеновой" траншее и рядом с ней было обнаружено примерно двести так называемых gullgubber - маленьких кусочков золотой gullgubberфольги с тисненым изображением человеческих фигур. Их малый размер не позволяет говорить о них как о платежном средстве, а характер изображений на них ученые однозначно интерпретируют как религиозный. Это, а также их нахождение в местах расположения стен и столбов означает, что они скорее всего были помещены туда в качестве жертвы при основании храма. В северной части здания найдено большое количество оружия (в основном наконечники копий), в большинстве своем сознательно сломанного, подобно жертвенному оружию, найденному в датских болотах. Также среди оружия встречаются фрагменты щитов и шлемов. Они располагались в верхних слоях, вместе с костями нескольких людей, что говорит о практике человеческих жертвоприношений в этом месте. Прямо у западной стены храма лежало множество камней, потрескавшихся от огня, и костей животных: видимо, они выносились туда после обрядов. К югу от этого места, в юго-западной части капища, территория была вымощена камнями (видимо теми же, из очага). В нескольких метрах к западу от капища находилось небольшое здание, возможно, связанное с капищем: в разрушенной глиняной стене этого здания найден золотой брактеат.

Капище расположено недалеко от центра поселка, к западу и северу от него расположено несколько курганных захоронений, восходящих к эпохе ранней бронзы и раннего железного века.

Lars Larsson, "The Iron Age ritual building at Uppåkra, southern Sweden,"
Подробности, научные труды, фотографии и схемы — на сайте www.uppakra.se

 

Раллинге

freyr_rallingeВ ходе раскопок на ферме Раллинге, что в провинции Сёдерманланд, было обнаружено небольшое здание, расположенное с северной стороны «длинного дома» параллельно ему. Внутри этого здания было найдено три литые статуэтки (золото и позолоченная бронза), скорее всего изображающие бога плодородия Фрейра с эрегированным фаллосом. Как полагают, это было что-то вроде «домашнего капища». Кроме того, располагавшийся рядом холм, похоже, являлся священной рощей: по всей его территории обнаружены многочисленные сооружения из колотого камня и кострища. Внутри и вокруг них все усеяно фрагментами сожженных и раздробленных костей, кусков глины, капель смолы, также найдено множество бусин, ножей и наконечников стрел.

Костные фрагменты сохранились очень плохо, это говорит о том, что они были просто оставлены лежать на земле. Те немногие останки, что удалось идентифицировать, принадлежали свиньям, овцам и козам.

Gunnar Andersson, L. Beronius Jörperland, J. Dunés. "Gudarnas gård: Tre fallosfiguriner från Lunda i Strängnäs socken, Södermanland

 

Борг

Небольшое здание было обнаружено в ходе раскопок в Борге, что в провинции Остерготланд. Оно имело две комнатыborg_ring по обе стороны от центрального коридора. В дальнем от входа конце коридора в фундамент был встроен камень, интерпретированный как Хёрг. На нем, по предположению исследователей, должны были располагаться статуэтки богов. Рядом с ним были найдены два амулетных кольца-гривны. Еще 98 гривен, а также 75 кг. несгоревших костей животных, в том числе многочисленные черепа и челюсти, были найдены в мощеной площадке перед входом, что говорит об использовании здания для ритуальный целей. В XI в. здание и его двор были засыпаны толстым слоем гравия, а в 100 метрах от этого места возведена церковь.

Anders Andren, Kristina Jennbert, Catharina Raudvere. “Old Norse Religion in Long-Term perspectives: origins, changes and interactions”

 

Уппсала

Суне Линдквист во время раскопок в уппсальской церкви 1926 году нашел как минимум три слоя использования участка до постройки самой церкви, непосредственно под ней и у северной стены церкви. В слое, лежащем сразу под основанием церкви и датируемом 900 г.н.э., он нашел в земле отверстия от столбов, которые он интерпретировал как остатки великого уппсальского храма, описанного Адамом Бременским. По расположению отверстий, образовывавших два концентрических прямоугольника, было сделано предположение о почти квадратном здании с высокой крышей. Однако Ольсен считает, что находки слишком скудны для такой интерпретации, к тому же, она имеет в своей основе реконструкцию вендского храма в Арконе — более позднего и не германского. Столь подробно описанный в литературе уппсальский храм до сих пор не найден.

Olaf Olsen, Hørg, Hov og Kirke: Historiske og Arkæologiske Vikingetidsstudier, Copenhagen: Gad, 1966

 

Норвегия

Мер

Исследования средневековой каменной церкви в норвежской деревне Мер в 1960-х годах показали, что она была построена на месте языческого капища. В одной из столбовых ям были обнаружены тисненые кусочки золотой фольги - «gullgubber».

Nora Berend, “Christianization and the rise of Christian Monarchy. Scandinavia, Central Europe and Rus c.900-1200”

 

Хов

В Hov, что в деревне Вингрум у озера Мьоса на юге Норвегии, раскопки 15-метрового «длинного дома» обнаружили «gullgubber» и кресала, предположительно культового назначения. Эта постройка VI-VII в.н.э. была частью фермы, и видимо никогда не использовалась в качестве жилья. Раскопки в этом месте все еще ведутся, к настоящему моменту найдено 29 «gullgubber», полдюжины кресал, скрамасакс, датируемый примерно 550 г.н.э., жемчуг и несколько ножей.

Lars Larsson, "Ritual building and ritual space"
Knut Reidar Andresen, "Gullfunn ved Mjøsa."

 

Ранхейм

ranheim_hof

Реконструкция святилища в Ранхейме

В 2011 году в 10 км к северу от Тронхейма, где предполагалась застройка жилых домов, случайно обнаружили языческое святилище. Оно отлично сохранилось благодаря усилиям людей, скрывших его под толщей земли около 1000 лет назад достаточно глубоко, чтобы ни один плуг не смог за это время повредить его. Языческий храм, по всей вероятности, был построен около или после 400 года н.э. и использовался на протяжении последующих веков, до тех пор, пока люди не оставили это место под напором жестоко насаждавшегося христианства (примерно до 990 г.н.э.).

Алтарь, где приносились жертвы, состоял из камня круглой формы диаметром около 15 м. и почти 1 м. в высоту. Молельный дом, находившийся неподалёку, был прямоугольной формы, размером 5,3 х 4,5 метров, выстроенный из 12 деревянных колонн, каждая из которых была вкопана глубоко в землю. Постройка была высокой, но, судя по всему, не использовалась для жилья: в ней отсутствует очаг, как в других домах. Внутри обнаружили 4 возвышения, на которых, скорей всего, стояли статуи богов. Парадная дорога в западной части объекта подходила прямо к постройке и была обложена параллельными рядами камней до 7,6 метров в длину.

На территории этого объекта были найдены несколько человеческих зубов, фрагменты черепа, стеклянные бусы и обожженные камни из очага, находившегося снаружи. Раскопки под очагом обнаружили уголь, датируемый 500-400 гг. до н.э. Это означает, что место имело особый статус задолго до воздвижения на нем каменного алтаря.

Столь хорошо сохранившееся святилище могло бы стать объектом длительного и тщательного изучения, или даже объектом паломничества современных язычников, однако судьба и власти Норвегии распорядились иначе: несмотря на многочисленные протесты общества, работы по возведению жилого квартала на месте капища были возобновлены, и в настоящее время оно полностью уничтожено.

По материалам публикации на сайте aftenposten.no

 

Россия

Старая Ладога

Село Старая Ладога Волховского района Ленинградской области в эпоху раннего средневековья являлось довольно крупным для своего времени городом, игравшем огромное культурное и экономическое значение. Множественные упоминания в сагах преподносят город Ладога (Альдейгьюборг) как скандинавский, и не зря: много лет он находился под властью скандинавской знати. Разумеется, это оказало огромное влияние на культурную жизнь города.

В ходе раскопок в 1970-1978 гг. под руководством В.П.Петренко в районе Варяжской улицы были найдены остатки комплекса деревянных зданий, центральным сооружением которого была так называемая «Большая постройка». Стены из кольев, горбыля и плах окружали четырехугольник примерно 10 г 10 м. Внутренние его стены состояли из мощных опорных столбов высотою до 3 м; на расстоянии 1,21,4м от заостренного верха в столбах были выбраны пазы для тщательно вытесанных плах, бревна ограды дополняли жерди, оплетенные лозой. Вход, вероятно, находился в южной стене.

ladoga_hof

Среди находок — обломки лепной посуды, небольшие антропоморфные и зооморфные резные изображения, медная подвеска с рунической тайнописью и железная гривна с «молоточками Тора». Конструктивные особенности и находки позволяют сближать ладожскую постройку со скандобалтийскими святилищами, и в частности, с тщательно исследованным деревянным культовым сооружением у славянского городища Гросс-Раден: площадью также около 100 кв. м, с обходным парапетом и двойным рядом стен. Безусловно, в Ладоге на Варяжской улице было открыто языческое святилище второй половины X в.

Оно преднамеренно было разрушено еще до пожара 997 года. По-видимому, это произошло в ходе Крещения Руси, когда в 989 г. Добрыня, дядя князя Владимира, направился в Новгородские земли сокрушать языческие идолы.

A. H. Кирпичников, «Раннесредневековая Ладога» (итоги археологических исследований)
П.В. Петренко, «Раскоп на Варяжской улице (постройки и планировка)»

 

Заключение

На основе приведенных литературных и археологических источников можно сделать следующие выводы:

Древнейшей формой святилища в германо-скандинавской культуре был особо почитаемый природный объект (Лунд): священная роща, источник, болото, возвышенность, не имевшие культового реквизита за исключением ритуальных костровищ. Примерно к середине первого тысячелетия нашей эры на местах поклонения возводят каменные алтари (Хёрг), затем рядом с ними или прямо над ними возводят постройки и размещают в них изображения богов. Со временем алтарь в таких постройках (Хоф) становится необязательным, зато в них появляются статуи богов. Из упомянутых выше сведений становится ясно, что этот «эволюционный» процесс от Лунда до Хофа происходил в разных областях региона неодинаково и неравномерно: нередки смешанные формы Хофа и Лунда или Хёрга и Хофа.

Ввиду отсутствия общих канонов, святилища всех видов возводились по усмотрению их хозяев, не только в смысле расположения и конструкции, но и в смысле посвящения одному божеству или нескольким и каким конкретно (в том числе обожествленным предкам), и в смысле присутствия изображений божеств и их вида. Эти изображения могли присутствовать на святилище в следующих ипостасях:

 

  • Статуи в виде фигур богов размером в человеческий рост или больше, одетые в богатые одежды и украшенные драгоценными аксессуарами;
  • Деревянные столбы (подпиравшие крышу или сиденье почетной скамьи) с вырезанными на них ликами богов;
  • Небольшие статуэтки (резные или литые) богов, не имевшие убранства и размещавшиеся на посвященных им жертвенниках.

Очевидно, что чем большую значимость носило окружающее место в качестве культурного центра, тем более значительным было располагавшееся на нем святилище. Как правило, святилища находились в частной собственности властителя местности или жреца — Годи, однако к содержанию капища могли привлекаться все местные жители, обязанные платить специальный налог. Имели место, как видно из приведенных литературных источников, и святилища, предназначенные для частного использования непосредственно хозяином и его домочадцами.

В качестве правил или общих тенденций организации святилища удается выделить, пожалуй, только два, и то соблюдавшихся не повсеместно:

 

  • Ориентация по сторонам света предполагает движение на север: главный вход в капище Уппокры и ладожское святилище располагался с южной стороны здания, капище в Раллинге расположено к северу от жилого дома, а священный холм — еще севернее.
  • Центральный объект святилища — алтарь или очаг, на которых приносятся жертвы. Ритуальный огонь мог разводиться и на алтаре, в очаге рядом с ним или же при отсутствии алтаря.

 

Все остальные аспекты организации святилища являлись, как видно из вышеприведенных примеров, результатом личных представлений тех, кто его возводит. Пожалуй нет причин не соблюдать этот принцип и сегодня, при сооружении современных святилищ.

Сигвальд Годи