Матроны

Первоначально издано в SageWoman, Fall, 1999

Матроны

Диана Л. Паксон

Осенний ветер вздыхает в соснах, холодный воздух перемещается вниз, туда, где земля все еще отдает тепло, полученное за день. В середине октября, когда люди собираются на фольклорный праздник, чтобы почтить своих предков и приветствовать зиму, сумерки наступают рано. Девочка, идущая через лес, будет иметь достаточно времени для работы в темноте.

За березами она может различить могильный холм. В полутьме он кажется более темным, чем окружающая его земля. Она дрожит, внезапно засомневавшись, но необходимость ведет ее вперед. Она имеет право быть здесь, ведь это ее собственная прабабушка, ее Edda похоронена здесь. Говорят, что она была мудрой женщиной, сейдконой, обученной старому волшебству. С помощью некоторых заговоров она могла подчинять себе мужские умы, но мать девочки говорила ей, что Edda работает только для защиты своей семьи.

Но ее собственные дети боялись изучать древние знания (следовать старому пути), и слишком много волшебства умерло вместе с нею. В этой девочке Сила просыпается снова: она видит то, что другие не видят, она предсказывает то, что вскоре сбывается, земля говорит с нею, но она не может точно понять то, что та пробует сказать ей. Она хочет мудрости Эдды, она нуждается в ней, и это  ее законное наследство.

И так  она пришла на могилу.

Холм немного осел вместе с каменной оградой вокруг, но трава, которая покрывает его, все еще густая и только немного пожухла от мороза. Она принесла медвежью шкуру, чтобы сидеть на ней, и толстый плащ, чтобы завернуться в него. Она осторожно устраивается на холме. Она слышала о подобном (о сидящих) в старых историях и песнях, хотя она не знает никого, кто бы признался в выполнении этого. В рассказах, люди, которые сидели на могилах незнакомцев, заканчивали сумасшествием, или смертью, или получали дар волшебства. Но когда ребенок  или потомок сидит на могиле матери, она, как предполагается, отвечает  хорошим советом и защитным волшебством.

"Заговор на безопасность я говорю, " шепчет девочка,
защита Силы меня хранит -
щит передо мной и позади,
справа и слева защищает меня.
Ко мне не может подойти никакой плохой человек (создание),
только она, к совету которой я взываю! "

Она рисует руну Лося в воздухе в каждом направлении и затем на своём лбу. Она надеется, что это защитит ее. Совсем стемнело, и нет луны. Березы темными пятнами выделяются на фоне тусклого неба. Она успокаивает свое дыхание, настраивается на атмосферу этого места, и ожидает.

Проходит время; она парит на границе сна и реальности. Что-то меняется в глубине ночи, но и тогда, она не может понять бодрствует ли она или грезит. Кажется ей, что она сидит за старым столом, столешница которого вытерлась от времени. На деревянном блюде лежит яблочный штрудель, его корка обсыпана сахарной пудрой. Напротив нее сидит старуха с покрытыми платком волосами.

"Так, ребенок моей крови, " она говорит, " ты пришла наконец-то, что ты хочешь узнать? "

И девочка спрашивает, и старуха отвечает...

Утром, окоченевшая, она открывает глаза, она сидит все еще на могиле. Ей кажется, что всё ей привиделось, но она облизывает губы и чувствует вкус сахарной пудры. И с этим вкусом двери ее памяти открываются, и все, чему ее Эдда учила, она теперь знает.

 

Практика "сидящего" - обычный мотив в скандинавском фольклоре. Для тех, кто хочет связаться с предками - это лучший способ. В историях чаще всего обращаются к родственнику, чтобы получить хороший совет, и лучше всего, если это мать.

И это не удивительно, так как на севере были дисы, или женщины предки, которые были традиционными защитниками семьи. И не только в Скандинавии наши праматери имели эту роль. В Африке были старухи, владеющие волшебством, и их духи появляются в образе птиц. На всем протяжении Римской империи мы находим алтари Матрон с латинскими именами и романизированными изображениями женских фигур, которые были нашими первыми и самыми надежными защитницами. Соответственно культуре, которая верила в перевоплощение, Матери призвались в связи и с рождением и смертью.

Возможно самая известная история, в которой потомок получает мудрость, спя на могиле матери - это "Svipdagsmаl". Это история молодого человека, Свипдаг, мачеха которого предопределила его судьбу в любви к таинственной деве Менглот, которая жила в Иномирье. Поэма начинается, когда он достигает ее могилы.

Проснись, Гроа, добрая женщина, проснись!
У двери мертвых я бужу Тебя:
могла Ты представить, что худший Твой сын
к могиле твоей  придёт?

Из могилы, она отвечает ему-

Что беспокоит теперь моего единственного сына,
что тяготит твоё сердце,
то твоя мать, которую ты зовёшь из-под земли, которая упокоилась (в могиле),
и оставила мир живых?

После того, как он объяснил свою проблему, он просит её,

Скажи, какие заговоры ускорят мой путь!
Оградите и защитите твоего сына!
(st.1-4)

Отвечая, она говорит ему, как добиться цели, несмотря на страх, лживые речи, грозные воды, нападение противников, оковы, морские штормы, смертельный холод, призраков и соревнования в загадках с великанами. Для преодоления некоторых опасностей ему было достаточно произнести заговор, который мать дала ему, но в других случаях, особенно при заключении или шторме, она обещает дать (сделать) ему активную магическую защиту.

В этом её действия соответствуют роли других женщин защитниц - Валькирий, которые не только собирали тех, кто должен был умереть, но и использовали волшебство для защиты выбранных ими героев. В одном из самых ранних северных магических текстов, собрании заговоров Мерсеберга (Merseberg), Германия, идиси (idisi - древний немецкий эквивалент норвежского слова dísir, в единственном числе - dís) описаны как сидящие вместе, когда сражаются воины, в обязанность одних входило парализовать врага, другие заставляли их бежать с поля боя, третьи творили оковы, которые вражеские защитники пытались одеть на своих же мужчин.

Тацит, который писал в первом столетии о германских племенах, описал местные сражения, в которых женщины стояли на безопасном расстоянии, подбадривая мужчин. Без сомнения они также творили заговоры защиты. Рассказы типа "Svipdagsmál" проясняют, что способность матери защищать не заканчивалась с ее смертью. В действительности, следование из этого мира в Другой выглядело, как приобретение индивидуумом ещё большей силы. Например, после смерти короля, при правлении которого урожаи были особенно хороши, его могильный холм становился местом поклонения. Со временем, в результате обращения к нему из поколения в поколение, его фигура становилась все более и более мифической, пока он не уподоблялся  богу, которого он  более всего напоминал. Так же отмечалось, что важные люди были захоронены с мебелью, инструментами и оружием, а интерьер могильного холма предполагался как  весьма удобное (комфортабельное) место.

Алфар (дух родственников-мужчин) и диса (женщин) были почитаемы всюду на севере, особенно на праздновании Зимних Ночей, проводимых осенью, но это был дисы, которые, кажется, были наиболее близко заинтересованы (обеспокоены) судьбами своих потомков. В Njáls саге, мы находим двоих таких, Торгерда и Ирпа из клана богов Ярлов Hladhir в Норвегии, которые имели статуи в натуральную величину в их собственной святыне. Когда Ярл Хакон боролся с Jomsvikings, он сделал предложение им. (?) В ответ, они появились в сражении со стрелами, летящими из кончиков их пальцев. Некоторые семейства имели храм, dísarsalr, в котором клану дис регулярно поклонялись.

Мы часто видим их связь с отдельными семействами в тех норвежских сагах, которые описывают переход к Христианству. В Flateyjarbók есть история о человеке по имени Thridrandi, который возвращался с праздника Зимних Ночей. Две группы женских духов галопом следовали за ним. Те из них, кто были  в черном, пробовали убить его, в то время как те, что были в белом, защищали. Утром он был найден раненным и умер вскоре после этого. Его друг Торхол тогда сказал,

Я думаю, что ваши dísir, которые следуют за старой верой, теперь узнали об изменениях в обычаях и что они будут оставлены своей семьей. Теперь они не должны желать иметь никакой доли (жертвы) от Вас и прежде, чем они оставят Вас, они, должно быть, взяли его как свою долю. Но лучшие dísir, должно быть, хотели помочь ему, но не были способны это сделать, так тому и быть.

Вместо того чтобы рассматривать dísir как "хороших" или "плохих", лучше было бы быть более точным, и рассмотреть цвет их одежды как часть их сообщения. В "Greenland Lay of Atli ", жена Гуннарра пробует остановить его на его пути к смерти в зале (Attila) Атли, сообщая о видении в котором,

      Размышляя в темноте, пришли мертвые женщины сюда,
      одетые в траурные одежды, и, желая призвать тебя,
      подзывая и предлагая тебе свои скамьи тотчас:
     Я боюсь, что твои дисы оставили тебя.
     (l. 25)

Когда Дисы становятся "противниками", как в "Grimnismál", значит пришло время умереть для мужчины. В ирландской традиции рыдание bean-sidhe (духов покровителей) имеет почти такое же значение. Это не удивительно, так как родовые духи должны быть озабочены теми, кто непосредственно собирается входить в мир предков. Однако, несмотря на современное отношение к смерти, мы не должны позволить себе интерпретировать эту ситуацию как полностью отрицательную.

И в кельтской и в Германской культуре существовала вера в перевоплощение людей внутри семьи или рода, и это было делом духа семьи или рода, причём как рождение, так и смерть. Можно представить Дис заботливыми садовниками, обсуждающими наилучшее время сбора урожая, и когда с наибольшей пользой его посадить снова. Это двойственное отношение прослеживается в рассказах, где  хорошие и плохие феи прибывают на крещение.

Дисам, таким образом, близки функции не только Валькирий, "тех, кто выбирает убитых ", но также и Норн, которые решают судьбу новорожденного, и, в более широком смысле, имеется сходство с латинскими Парками или Судьбами, и, конечно, волшебными крестными из сказок. Здесь мы можем рассматривать пережитки волшебных знаний для представления природы и функций таких опекунов.

В Шотландии волшебные защитники хорошо известны, например феи MacCleods, которая качала колыбель наследника и одаривала семью боевым флагом, Meg Moulach, которая в семнадцатом столетии должна была стоять около лярда (шотландского помещика) Гранта и давать ему советы в шахматах. Женщина в сером шелке, привидение в Дентонхол  в Нортамберленде - другой пример такой опекунши, которая очевидно продолжала заботиться о последних членах рода, пока семейство не заглохло, и тогда она превратилась в довольно разрушительного полтергейста.

Дис, а с ними и богинь Фригг и Фрею вызывают, чтобы помочь с зачатием и рождением детей. В Prose Edda, Snorri Sturlisson говорит о "норнах", как о тех, кто появляется, когда ребенок рожден, чтобы предсказать его судьбу,

... некоторые из рода Асов, некоторые из рода альвов, некоторые - дочери Двалинна (гномов)... Хорошие норны прекрасного рода дают хорошую жизнь; но тот народ, кто плохо сформирован (болен), управляется плохими (больными) норнами.

В этом контексте матери клана играют роли дающих судьбы. Гандарссон соединяет это с понятием удачи клана, который дисы передают ребенку при его рождении или при предоставлении ему имени.

До появления тестов на ДНК, отцовство было всегда вопросом веры. Единственный родственник, в  котором можно было не сомневаться, была мать. Поэтому мужские предки вероятнее всего почитались как защитники племени или региона, в то время как женские предки были определенно обеспокоены выживанием рода. Также вероятно, что поклонение им является чрезвычайно древним обычаем, возвращающим нас, по крайней мере, ко времени, когда кельтские и германские племена жили рядом. Обозначение Сидхов как "Туата Де Данаан", племя Дану, представляет собой древнюю традицию возведения происхождения племени к первоматери. Титул (имя) Фреи "Vanadís"-  защитницы клана или богини Vanir может иметь подобное значение.

Повсюду в северных провинциях Римской империи были найдены каменные памятники (скульптуры), посвященные матронам. Некоторые имеют надписи типа "Suebian Mothers", "Germanic Mothers, " или "paternal Frisian Mothers ", в то время как другие, построенные солдатами на Валу в Великобритании, имеют названия типа "Garmangabi", богато дающие. Такие статуи также чрезвычайно обычны по Рейну.

Иногда изображения одиночные, но чаще они представляют собой группу из трех сидящих богинь, две из них изображаются с высоко поднятыми и убранными под диадему волосами, в то время как центральная фигура имеет распущенные волосы. Часто они держат предметы, символизирующие их деятельность - рог изобилия, корзину яблок, хлеба, или ребенка, реже дерево или животное типа собаки. Важно обратить внимание, что, хотя фигуры часто изображаются как триада, они - равные аспекты представленные в последовательности Дева/Мать/Старуха. В Лондоне найдено изображение не трех фигур, а четырех.

Надписи на некоторых изображениях указывают, что они были полноправными членами племени или их Матерями-заступницами, однако другие, кажется, настроены римскими легионерами на иностранной территории в надеждах на получение покровительства богини новой земли. Это является примером для тех из нас, кто предпочёл бы избежать иметь дело с собственными непосредственными предками (Богобоязненные Христиане, боюсь, не одобрят нас) и соединится с более отдаленными этническими или духовными предками.

Широкий залив опыта и традиции отделяет нас от наших древних матерей. Инструкции кладбища не позволяют, чтобы посетители  оставались на ночь у могилы своей матери или бабушки, даже если Вы все еще живете в том же районе, или они ещё имеют могилу в наши дни, когда кремация настолько популярна. Как теперь мы можем вступить в контакт с Матерями?

 

Несмотря на то, что мы можем не иметь доступа к реальной серьезной могиле предшественницы, мы можем создать центр для связи, строя символическую могилу. По форме это может быть что-то вроде маленького холмика в вашем саду или груда камней на подносе в вашей квартире. В пределах могилы Вы можете хоронить что-то принадлежащее вашей предшественнице: фотографии, имя или имена, написанные на кусочке бумаги. Если Вы хотите сделать ритуал более сложным, Вы можете сделать изображение женщины из теста или хлеба, дать ей имя, и поместить её в центр «могилы».

Рассмотрите "могилу" так, если бы это была реальная территория. Содержите её в порядке, пропалывайте, посадите цветы, а в особых случаях полейте её каким-нибудь любимым напитком в качестве подношения. Наиболее подходящим временем для такой работы будут Самайн или праздник Северных (или Норвежских?) Зимних Ночей в середине октября, Ночь Матери - канун Зимнего Солнцестояния, или середина февраля, которая отмечалась в некоторых районах Скандинавии как Дисоблот. В Соединенных Штатах Вы могли бы также использовать время праздников, связанных с семьей и нацией, типа праздника Благодарения и Четвертого Июля.

Однако гораздо важнее личная работа, проделанная Вами на "могиле", нежели формальное соблюдение ритуала. Посидите около могилы, не обязательно ночью, но тогда, когда Вас никто не сможет потревожить. Рассмотрите/обдумайте все, что Вы знаете о вашей предшественнице, обратитесь к ней, расскажите ей о свое проблеме, затем расслабьтесь, освободитесь от разных мыслей и ждете ответа. Конечно, Вы можете сделать почти то же самое, создав малый алтарь предков, куда Вы поместит семейные фотографии и памятные подарки. Не столько важна форма святыни, как время, которое Вы потратите на неё.

Устная История

В старонорвежском термин "Эдда" - это и слово для прабабушки  и для собрания древних историй. Это не случайная ассоциация. Во многих семьях - это старухи, которые являются хранителями истории рода. Глупо сосредотачиваться только на мертвых, когда наши живые предки - такой богатый источник рассказов.

Когда я была маленькой девочкой, я любила навещать свою бабушку и просить ее рассказать какую-нибудь историю либо о детстве моей матери или о своём собственном детстве. Когда моя бабушка была ребенком, " Война" означала Гражданскую Войну. Она сделала кринолин из хула-хупа для парадного выхода. Преподаватель однажды сказал ей, что мужчины никогда не будут летать, никогда не смогут достичь сердца самой темной Африки, и никогда не достигнут луны. Она жила до девяносто четырех лет, была любопытной и жизнерадостной до конца своих дней, она - моя связь с девятнадцатым столетием, относительно своих внуков, я буду связью от двадцатого к двадцать первому.

В последние годы "устная история" стал важным предметом в академии. Серьезные аспиранты путешествуют с магнитофонами, записывая воспоминания людей, которые и представить не могли, что их жизни будут кому-то интересны. Университетские библиотеки полны результатов таких исследований, и время от времени некоторые из них издаются в хорошей настольной книге прекрасно иллюстрированной. Читая их, каждый поражается снова и снова не только различием между опытом старшего поколения и своим, но и вещами, которые ничуть не изменились с тех пор.

История устная или письменная, биография или автобиография, связывает нас с нашими предками. Самые захватывающие рассказы - это реальные истории от первого лица,  которые дают Вам ощущение сопричастности к тому времени и месту, в которых довелось жить автору, и дают представление, чем отличалась прежняя жизнь и чем была схожа с нашей.

Выбор Предков

Поскольку я продолжила работать с предками, я заключила, что те, кто был хорошими Христианами, не подходят для вызова и мольбы к ним. Однако ещё раньше, когда я стремилась входить в контакт с подлинным язычниками, я обнаружила, что можно выбрать предка.

Наши генетические предки дают нам много: телосложение, цвет глаз и волос, здоровье и даже некоторые аспекты индивидуальности, но это еще не всё. Мы также имеем духовных предков, людей, которые коснулись наших жизней и иногда даже перевернули их тем, чем они были или что они сделали. Иногда они  являются учителями, иногда авторами вдохновляющих книг; часто они женщины или мужчины, которые своими жизнями показали нам, как надо жить. Если Вы строите святыню предка, совершенно приемлемо включить фотографии или символы людей, которые формировали вашу душу.

Но если Вы хотите иметь связь с прошлым, особенно если Вы ищете предшественницу, которая была бы Вашим духовным учителем, и понятия не имеете, кто бы это мог быть, Вы должны найти предка внутри себя (на внутренних рейсах). В такой ситуации работа с прошлым  включает в себя ритуал, который сможет Вас ввести в контакт с духом, который будет вести Вас к тому, в чем Вы нуждаетесь.

Впервые я сделала эту работу, когда вела семинар по следованию путём предков в книжном магазине "Древнии Пути". В течение транса я столкнулся с блондинкой крепкого телосложения, которая назвала себя Хельгой, сказала, что жила во Фризии, согласилась быть одной из моих дис и то, что она меня научит Германским женским мистериям, но только если я сделаю кое-что с моей кухней! В истинной Германской традиции она отказалась пересекать мой порог, пока сердце дома было в столь неряшливом состоянии: с рябыми стенами и линолеумом настолько древним, что, когда я пробовала чистить его, он распадался. Интересно, что другая женщина в группе, очевидно, столкнулась с той же самой дамой, которая пообещала научить её делать штрудель. Наш ответ на этот вызов привел нас к следующей работе:

Магия Кухни

Я происхожу из древнего рода дотошных немецких домохозяек, сопровождаемых несколько более короткой линией женщин, которые были плохими домохозяйками, за исключением тех дней, когда ожидались гости, тогда они делали себя и всех вокруг них несчастными, пытаясь выполнить всю  месячную домашнюю работу  за один день. По всему я была их истинной наследницей. Мой кабинет/спальня все еще представляет собой нагромождение разных вещей, но моя кухня теперь совсем другая история. С тех пор как я начала работать с моей дисой, все изменилось. Я сомневаюсь, что моя кухня когда-либо станет материалом для "Лучших Домов и Садов", но теперь, мало того, что я могу чистить её, я фактически делаю это.

Так как я имею тенденцию убираться только для гостей и для богов, чтобы убедить Хельгу Фризскую работать со мной, мне пришлось превратить кухню в храм дисы.

Как только я начала ремонт, я обнаружила, что под множеством слоев краски скрывался прекрасный красный кедр, который был постепенно раздет и восстановлен. Под гниющим линолеумом был совершенно хороший паркет, который был отшлифован и покрашен в цвет пролитого кофе. Я покрасила стены белой водоэмульсионной краской и постепенно начала собирать этнические декоративные элементы синего и белого цветов, оттеняющие отделку из тёмной древесины. Прошлым летом, когда я путешествовал в северной Германии, я видел подобные интерьеры в краеведческом музее, к которым я, кажется, инстинктивно стремилась.

Не слишком удивительно, что несколько богинь нашли свое место в интерьере. Теперь, когда я прихожу на кухню, я просто поворачиваюсь по кругу, чтобы призвать весь спектр Матерей, чтобы благословить мой дом. В направлении Тихого океана находится статуэтка Куан Юнь из китайского квартала Окленда. В северном углу - льняная кукла из Германии, которую я идентифицирую с Фригг. В восточном углу - кукла из ткани, сделанная Жрицей Мириам Новоорлеанского Храма Вуду, который является моим изображением Наны, африканской бабушки orisha, и на юге - kachina (тотем?) Матери Вороны от Oraibi. Вместе эти бабушки этих четырех направлений представляют  Праматерей всего человечества, и могут иметь дело почти с любой непредвиденной ситуацией.

Рассеяны по комнате другие изображения - статуэтка Бриджид, сделанной из торфа, что я приобрела в Ирландии, репродукция картины Vermeer "Доярка", русская матрёшка, картина "Девственница Гваделупы", и алтарь моей Дисы, который состоит из трёх Римско-немецких фигур матрон из Wurms. Фотографии моих бабушек заканчивают собрание. Время от времени я разговариваю с ними со всеми, я могу чувствовать изменение в атмосфере - Матери активны и на посту, и я могу доверить им охрану моего семейства и помощь мне в течение дня.

Ритуал, посвящённый Матерям

Эта работа должна проводиться на кухне, или рядом с ней, в компании нескольких родственников или хороших друзей. Сделайте на кухне генеральную уборку. Украсьте свечами и цветами. Установите алтарь Матерям, накройте его чистой, отглаженной тканью и расставьте на нём семейные фотографии. Разместите каменную чашу (или чашу с каменьями) перед алтарем для жертвенного напитка. Участники могут также принести блюда собственного изготовления, особенно если они сделаны по старым семейным рецептам, или группа может приготовить что-то совместно и это может стать частью ритуала.

Подготовите место, очертя круг специальной метлой (см. «Возлюбленная" - примеч. переводчика).

Скажите:

Метлой березы я охватываю этот круг вокруг
В пределах этого места никакое зло не проникнет

(кладите метлу поперек двери)

Заполните чашу  соком, вином  или медом, и призовите Матерей:

Наших Могущественных Матерей здесь мы славим:
Земля, выпусти благословляемых духов,
Коричневые и черные и бледные и золотые,
чьи тела родились и души вдохновили нас
от матки до матки, начиная с всемирного начала:

Вставьте исторические имена женщин, которых Вы хотите чествовать, или назовите следующих:

Sigrid, кто придерживалась веры праматери,
Veleda, чье видение заставило Рим дрожать,
Gudrun, Gróa, Thorgerd, Unnr,
Ведьмы и жрицы, валькирии, королевы,

Затем налейте немного жидкости в жертвенную чашу.

Из женской крови все мы были рождены-
с кровью (винограда), мы окрашиваем в красный цвет теперь этот камень...

Передайте чашу по кругу, и позвольте каждой женщине славить ее праматерь. Когда Вы закончите, сделайте pathworking (помедитируйте), которая следует. Если Вы собираетесь готовить кое-что вместе (типа штрудель), это - точка, в которой Вы соедините компоненты. Сделайте pathworking, во время готовки блюда. С практикой, Вы сможете контрлировать время медитации, которое требуется для того, чтобы приготовить сдобу!

Pathworking (Прокладывание Пути)

Работой по прокладыванию Пути  может быть то, что отвечает потребности группы, от посещения  специфической богини до тихой медитации. Однако если Вы только начинаете работать с Матерями, я предлагаю следующее:

Вы идете по равнине. Позади Вас возвышается Мировое Древо, ось мироздания, центр всех миров. Вокруг Вас землю покрывают поля и леса, горы и пустыни, которая выглядит очень натурально, здесь  также есть Срединная Земля, аспект мира, созданный для  всего человечества, которое находится в его пределах. По мере движения Вы останавливаетесь, время от времени, обводя глазами мир вокруг Вас. Вы путешествовуете в течение длительного времени.

Со временем ваше зрение обостряется. Конечно, тот низкий холм не естественен для рельефа этой местности. Вы спешите вперед уверенные, что нашли могилу предков. Вы медленно подходите к ней, обходите её. Холм покрыт зеленой травой, но на северной стороне имеется углубление, которое могло бы быть входом.

Вы останавливаетесь и вздымаете ваши руки. Спросите своими словами древнюю мать, имеет ли она вашу кровь или нет. Просите её стать Вашим учителем в познании женских тайн. Просите помощи в понимании женщиной силы, и в  раскрытии вашего потенциала.

Наблюдайте дверной проем. Он темнеет и расширяется, и, наконец, открывает вход  в холм. Ждите фигуры, которая выйдет к Вам...

Теперь спросите ее имя. Кто она, и как она может помочь Вам? Что она потребует от Вас взамен?

Поговорите и подружитесь. Когда настанет время возвращаться, поблагодарите Вашу новую дису и пройдите путь назад к Мировому Древу и оттуда назад к миру, который мы знаем.

Сделайте несколько глубоких вдохов. Вернитесь в свое тело и откройте ваши глаза.

Обменяйтесь опытом. Затем достаньте блюдо из духовки или печи и разделите трапезу с Матерями и вашими друзьями. Не забудьте поставить тарелку с пожертвованиями на алтарь.

Когда Вы закончите, поблагодарите всех ваших праматерей, включая тех, с которыми  Вы только что встретились. Гасите свечи, уберите кухню. Только тогда, когда посуда вымыта и убрана, ритуал можно считать завершённым.

Однажды вступив в контакт с Матерями, не забудьте их. Общайтесь с ними регулярно. Записывайте советы, и следуйте им. По крайней мере, один раз в год следует повторять празднование с ними снова.

 

 

 

Источники:

K.M. Briggs, The Fairies in Tradition and Literature, Routledge, 1967

H.R.Ellis-Davidson, Gods and Myths of the Viking Age, Barnes & Noble, 1996

_______________, The Lost Beliefs of Northern Europe, London: Routledge, 1993

Jacob Grimm, Teutonic Mythology: I, Dover 1966

Anne Ross, Pagan Celtic Britain Routledge, 1967

Our Troth, ed. Kveldulfr Gundarsson, Ring of Troth, 1993

"Svipdagsmál", "The Greenland Lay of Atli", The Poetic Edda, translated by Lee Hollander, University of Texas Press, 1986