Хугин и Мунин
Хадекен

Вороны Одина. Имя Хугин (Huginn) означает «мысль» (от huga - «думать»), а Мунин (Muninn) - «память» (от muna - «помнить») или «разум» (от munr).

Упоминаются в «Речах Гримнира»:

Хугин и Мунин
над миром все время
летают без устали;
мне за Хугина страшно,
страшней за Мунина, —
вернутся ли вороны!

Huginn ok Muninn
fljúga hverjan dag
Jörmungrund yfir;
óumk ek of Hugin
at hann aftr né komit,
þó sjámk meir um Munin.

Jörmungrund - «великое поле, покрытое травой», Мидгард.

Снорри в «Видении Гюльви» пишет, что вороны сидят на плечах Одина и шепчут ему о том, что видели и слышали. В «Саге об Инглингах» говорится, что говорить их научил сам Один. Он отправляет воронов летать по свету, а к завтраку они возвращаются. Под «завтраком» (dögurðarmál) имеется в виду время трапезы в 8-9 часов утра (dagmál).

Поэтому, пишет далее Снорри, Одина и зовут Богом воронов, Hrafnaguð. Guð - слово, принятое для обозначения не-языческого бога (Снорри был христианином, сочувствующим язычеству), поэтому более древним и «правильным» является Hrafnagoð. Были и другие прозвища, например:
- Hrafnáss (Ас воронов);
- Нrafnadróttinn (Владыка воронов);
- Hrafnstýrandi (Хозяин воронов);
- Hrafnblætr (Почитатель воронов).

В «Третьем грамматическом трактате» (13 в.) Олава «Белого скальда» Тордарсона, племянника Снорри, говорится (строфа 64):

Взлетели два ворона
С Хникара плечей,
Хугин - к повешенным,
а к трупам - Мунин.

Flugu hrafnar tveir
af Hnikars öxlum;
Huginn til hanga,
en á hræ Muninn.

Как известно, в жертву Одину приносили людей либо в повешенном виде (как Богу повешенных, Hangatýr), либо метнув копье перед битвой в войско врага (как Богу павших, Valföðr).

В поэзии - как Хугин, так и Мунин - использовались как кеннинги воронов вообще.